Армия – дело семейное

Елена Павлова

Все свое детство моя мама засыпала под песню: «Когда поют солдаты, спокойно дети спят». И я хочу сказать: «Засыпайте спокойно, потому что в нашей стране есть люди, профессия и судьба которых – Родину защищать»... Так писал в свое время 10-летний ставропольский мальчишка Дима Шаталов в своей работе «Родословие», которая была отобрана на краевой конкурс, посвященный тогда еще 65-й годовщине Победы. Прошло 10 лет. Дима вырос, учится на врача, но в дальнейшем намерен получить специализацию военврача, продолжить династию. Иного в их семье и представить невозможно. Все военные: мама, отец, дяди, дед, не говоря уж о прадедах и прапрадедах, которые в Великую Отечественную вместе со всей страной Родину защищали... Даже бабушку, которая всю жизнь учителем проработала, трудно назвать сугубо гражданским человеком. Жена и мать офицера – это в армии хоть и не штатная, но особая «должность» и особое звание...

 

Четыре танкиста

У нас сейчас часто говорят, что мы должны защищать историю нашей страны, нашу Победу в Великой Отечественной войне... Все верно – должны. По ту сторону наших границ и далеко за их пределами ныне много желающих все это переписать и перекроить. А чтобы защищать, свою историю как минимум надо знать. И ее можно изучать не только по учебникам. История любой семьи – это тоже история России. Диме Шаталову в свое время помогал ее изучать дедушка – подполковник в отставке Александр Данатович Клепиков. Они с женой Натальей Владимировной уж помотались по гарнизонам: Казахстан, Дальний Восток, Группа советских войск в Германии, Приволжско-Уральский округ… И у четверых их детей песня «Когда поют солдаты» была чем-то вроде колыбельной... А потом – и у внуков...

Александр Данатович  Клепиков с внуком.
Александр Данатович Клепиков с внуком.

А то, что сам в свое время выбрал военную профессию, так это в нем с детства заложено было. У Александра Данатовича – недалеко от дома (в Катта-Кургане) танковая часть стояла, и для местной пацанвы тогда ничего милее танков не было. У самого был замечательный дед, которым он очень гордился. Григорий Иванович Ищенко был танкистом. Войну встретил на западной границе, так что воевал с первого же дня. Трижды горел в танке, а после госпиталя вновь возвращался в строй. Дошел до Берлина. А после Победы над Германией снова война – только с Японией. И снова – по победного... Но с армией уже не расстался... В запас увольнялся много лет спустя в звании подполковника. В семье бережно хранятся боевые награды Григория Ивановича: два ордена Красного Знамени, два – Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За отвагу»...

Внуков у Григория Ивановича было двое, и оба пошли по его стопам – стали танкистами. Окончили военные училища и служили в разных военных округах. И вот в 1985-м, на 40-летие Победы, дед им встречу организовал. Вообще-то, он редко кого-либо о чем-либо просил, но в тот раз отошел от правил – обратился к министру обороны с просьбой отпустить всех внуков в отпуск (мужа внучки Наташи он тоже родным считал, с детства его знал). И министр просьбу уважил. Короче, собрал дед-фронтовик на День Победы свой семейный танковый экипаж (четыре танкиста)...

 

Фронтовики

Хранят в семье Клепиковых память еще о двух дедах-фронтовиках. Александр Матвеевич Гладышев в начале войны вместе с железнодорожным батальоном убыл в Иран. Туда, как известно, был введен ограниченный контингент советских войск, благодаря чему удалось избежать открытия там второго фронта и удара союзников Германии с той стороны. Но Иран был наводнен агентами немецкой и прочих разведок, там действовало множество диверсионных групп. И вот железнодорожный батальон, где служил Александр Гладышев, охранял эшелоны с военной техникой, вооружением и продовольствием. Александр Матвеевич награжден медалями и орденом «Знак Почета». Вернулся живым.

Лейтенант Федор Цибиногин – погиб под Кенигсбергом.
Лейтенант Федор Цибиногин – погиб под Кенигсбергом.

А вот второй – Федор Степанович Цибиногин – с войны не вернулся. Погиб под Кенигсбергом в январе 1945 года. Война начиналась для него тоже с иранской границы. А потом он был направлен политруком на Белорусский фронт. В семье хранится выписка из наградного представления на лейтенанта Цибиногина к ордену Отечественной войны 1-й степени (посмертно): «... Командуя взводом орудий прямой наводки сопровождения пехоты с момента прорыва обороны и до района Моллвишкен, лейтенант Цибиногин проявил полную преданность Родине, смелость и отвагу до самопожертвования. Находясь с орудиями в передовых цепях пехоты, в районе Иенткуткампен 15.01.1945 уничтожил: три пулемета и отразил контратаку противника, 17.01.1945 в районе Радшен уничтожил два пулемета, 19.01.1945 в районе Моллвишкен уничтожил два пулемета и отбил четыре контратаки, поддерживаемые танком, где и погиб смертью храбрых»...

 

Заботы и добра хватало на всех

…Был еще один человек, которого Александр Данатович Клепиков очень уважал, любил и, несмотря на отсутствие кровного родства, считал родным. Он всю жизнь звал его не иначе, как Хамит-бобо (что по-узбекски и означает дедушка). На самом деле это был человек-легенда, его не только в родном узбекском городке Катта-Кургане знали – его знал весь Советский Союз. Даже художественный фильм про высокий человеческий подвиг его семьи был снят.

Хамит Саматов тоже был фронтовик, ушел на войну добровольцем, служил в разведвзводе. При форсировании Днепра он был тяжело ранен... Всю жизнь с благодарностью вспоминал тех женщин-украинок, которые нашли его, истекающего кровью, и, по сути, от смерти спасли. Тогда никто не смотрел на национальность. Одна была на всех война, одна беда. Вот и Хамид на это не смотрел. В Среднюю Азию много эвакуированных прибывало, и среди них – ребятишки, лишившиеся родителей. И Хамид тринадцать таких ребятишек в свою семью взял. Много национальная получилась семья, но очень дружная и большая. У Хамида своих детей потом шестеро родилось. Они так и жили, и играли, и росли вместе, и никто любовью родительской обделен не был. Но, конечно, тяжело было: шутка ли – девятнадцать детей поднимать. Не то что с хлеба на воду – шротами (хлопковым жмыхом) иной раз перебиваться приходилось, но зато доброты и тепла хватало на всех. Вот с такой удивительной семьей и жил по соседству мальчик Данат, который тоже рано (еще до войны) остался без родителей, и сестра матери увезла его из города Иваново в Узбекистан. А в войну так трудно было, что если бы сосед Хамид не подкармливал бы, чем мог, соседского мальчонку, они с теткой, скорее всего, с голоду бы умерли. А сам Данат из соседского дома и вовсе не выходил. А впоследствии там проводил много времени и его сын Саша.

Большая многонациональная семья Хамит-бобо.
Большая многонациональная семья Хамит-бобо.

На Сашкину долю Хамитовой доброты тоже досталось – он вообще детей любил. Все время, до глубокой старости, со своими и чужими внуками возился, плавать их учил. Летом, когда канал, проходящий через городок, мелел, ребятня очень любила там плескаться. И к военной профессии он у Сани интерес пробудил. Хамит-бобо работал в танковой части, и ребятишек часто туда с собой брал. Так что Сашкина любовь к танкам именно с него начиналась...

Все, в общем-то, в службе и судьбе сложилось хорошо. Замечательная семья, четверо детей, которые родились в разных уголках огромной страны, а вот подрастали в Ставрополе. Они воспитывались на примерах той же нашей общей истории и своей родной семьи, что и их родители, и песня «Когда поют солдаты, спокойно дети спят» была у них чем-то вроде колыбельной... Трое (сыновья и дочь) выбрали военную профессию. Отечеству служат достойно. А теперь к этой профессии готовят себя и внуки.

Великая Отечественная война, 23 февраля, День защитника отечества

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «Общество»