«Честь имею во славу Отчизны!»

Ольга Метёлкина
В руках Павла Афанасьевича Липнягова сувенир с надписью «Моему спасителю»
Александр ПлотниковВ руках Павла Афанасьевича Липнягова сувенир с надписью «Моему спасителю»

Для Павла Афанасьевича Липнягова судьба морского офицера была как будто предначертана свыше. Несколько поколений мужчин в его древнем роду верой и правдой служили Отечеству. Эти слова довольно убедительно подкрепляет документ, который удалось разыскать в архивах внуку Павла Афанасьевича: «Прохор Липнягов в службу вступил в 1768 году. 1790-го июля 10-го произведен подполковником и, находясь в сем чине, 1792-го ноября 9-го дня пожалован на дворянское достоинство Дипломом, с коего копия хранится в Герольдии».

Мечтал стать военным врачом

С детства перед глазами Павла был пример отца – штабс-капитана Черноморского флота в царское время, а после революции – водившего пароходы по Енисею, а затем служившего в Новороссийске на военном судоремонтном заводе. «Отец был награждён двумя Георгиевскими крестами за службу Родине», – с гордостью говорит Павел Афанасьевич.

Билборд на улице Краснофлотской
Александр ПлотниковБилборд на улице Краснофлотской

Сам же Павел Липнягов со школьных лет представлял себя в будущем военным врачом. Окончив десятилетку с серебряной медалью и преодолев конкурс, составлявший 9 человек на место, в 1938 году он поступил в Ленинградскую военно-морскую академию. И вот уже курсанты приняли присягу, как неожиданно, накануне так называемой советско-финской «зимней войны», пришло распоряжение о перепрофилировании будущих военных медиков. Началась подготовка к прорыву линии Маннергейма. Павла Липнягова вместе с другими курсантами призвали в особый батальон морской пехоты. Ребят подбирали крепких, в основном сибиряков, которые хорошо ходили на лыжах. Восемнадцатилетнему Павлу присвоили звание старшины, он был назначен помощником командира взвода. Бойцам предстояло выполнить обходной маневр линии Маннергейма, подойти к противнику с тыла и уничтожить три батальона финской армии, чтобы тем самым помочь другим частям Красной Армии выполнить боевую задачу.

В течение 12 суток бойцы продвигались на лыжах, ночуя прямо в снегу. Мороз не щадил никого, несмотря на хорошую экипировку, многие ребята погибли. Павлу повезло, он сумел выжить, его взвод выполнил боевую задачу, после чего курсантов отозвали с фронта для перераспределения по разным военным учебным заведениям Советского Союза. Павел Липнягов попал в Черноморское высшее военно-морское училище, сразу на третий курс. Учеба была ориентирована на подготовку вахтенных командиров.

«Ну что ж, будем воевать!»

Курсант Черноморского высшего военно- морского училища Павел Липнягов
Курсант Черноморского высшего военно- морского училища Павел Липнягов

Для Павла Афанасьевича Липнягова война началась с операции, которая вошла в историю Второй мировой войны под названием «Набег на Констанцу». Дело в том, что в начале 1941 года в районе добычи и переработки нефтепродуктов Румынии началось интенсивное наращивание группировки немецких войск. С приближением войны Констанца представляла реальную опасность для Советского Союза.

25 июня нарком ВМФ утвердил представленный ему командованием Черноморского флота план атаки на порт и нефтебазы Констанцы.

– Я получил назначение на лидер эскадренных миноносцев «Москва», – рассказывает Павел Афанасьевич Липнягов. – 21 июня была дана команда прибыть из Новороссийска в Севастополь. Я был назначен в группу вахтенных командиров. К 4 утра меня доставили на лидер, представили командиру капитан-лейтенанту Тухову. Он поздоровался и сказал: «Ну что ж, будем воевать!».

Вечером 25 июня ударная группа кораблей вышла из Севастополя, следом за ними группа кораблей поддержки. Их целью были нефтехранилища и порт Констанца. За десять минут с наших кораблей было выпущено около 300 снарядов.

– Мы уже разгромили порт, полностью уничтожили два нефтеперегонных завода, потопили старый румынский крейсер и получили команду «отход», – рассказывает Павел Афанасьевич. – Когда начали отходить, над нами появились немецкие самолеты.

Лидер «Москва» был торпедирован. Раздался мощный взрыв. Павла Липнягова выбросило за борт. И здесь удача не отвернулась от него. Павла в бессознательном состоянии подобрали наши моряки с другого корабля. Окажись он за бортом с другой стороны судна, ближе к берегу, его постигла бы участь 70 сослуживцев, попавших в плен к румынам. Сам же лидер «Москва» через 11 минут пошел на дно.

– Я очнулся уже в Севастополе, в госпитале, – вспоминает Павел Афанасьевич. – И когда в очередной раз врачи меня осмотрели, кто-то сказал: «Отвоевался мальчик». Отправили в филиал 40-го госпиталя в Одессу. Там я пролежал почти месяц.

После выписки из госпиталя Павел Липнягов был назначен на тральщик Одесской военно-морской базы. Позже он участвовал в обороне Севастополя, воевал в Туапсе и Новороссийске. Во время высадки десанта в Керчи Павел Афанасьевич был тяжело ранен. Его по ошибке посчитали убитым, и отправили матери похоронку. А затем почти 30 лет фамилия Липнягова значилась на мраморе мемориала героям, павшим на керченской земле.

Награды от Сталина и Рузвельта

Павел Афанасьевич и его супруга Валерия Ивановна  (снимок из семейного альбома. 1960-е)
Павел Афанасьевич и его супруга Валерия Ивановна (снимок из семейного альбома. 1960-е)

Был в его военной биографии и такой случай. Во время бомбёжки один из матросов оказался за бортом. Увидев это, Павел Афанасьевич, не раздумывая, бросился в ледяную воду и спас сослуживца. Со временем этот эпизод почти забылся, но однажды, много лет спустя, Липнягова, отдыхавшего в Одессе, кто-то окликнул на набережной: «Павел Афанасьевич! Спаситель мой!». Это был тот самый моряк. На память о счастливом спасении и встрече у Павла Афанасьевича Липнягова хранится символический сувенир – якорь на скале с надписью: «Моему спасителю».

Вообще в его военной биографии было много такого, что достойно целого романа. Сам Павел Афанасьевич, хорошо владея словом, написал книгу о боях на Малой Земле. Во время войны ему довелось встречаться с «коллегой по перу» Леонидом Ильичом Брежневым в бытность того начальником политотдела 18-й армии. А затем и после войны, когда в 1949 году будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС приезжал на места боёв, а Павел Афанасьевич его сопровождал.

На войне выдался случай Павлу Липнягову повидать и самого Сталина! Дело было в дни Ялтинской конференции. В то время, когда лидеры союзных держав собрались в Крыму, Турция передала информацию о том, что неизвестная подлодка прошла Босфор и направляется в сторону Ялты. Советские торпедные катера вышли в море и уничтожили подводную цель. За успешное выполнение этой операции Павел Афанасьевич Липнягов был удостоен ордена Красного Знамени, который вручил ему сам Иосиф Виссарионович. Тогда же президент США Франклин Рузвельт лично наградил советского моряка медалью «Джордж Вашингтон».
Теперь капитан 2 ранга в отставке Павел Афанасьевич Липнягов не так часто надевает свой парадный китель. Вес боевых наград на нём, пожалуй, сравним с тяжестью ратных доспехов древнерусского воина. За каждой наградой – своя история, своя страница военной биографии. А начиналось всё с медали «За отвагу», которой курсант Павел Липнягов был награждён за выполнение задания в ходе советско-финской «зимней войны». А потом были три (!) ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны 2-й степени и ещё множество высоких боевых наград.

Окончание войны Павел Афанасьевич встретил в Дунайской флотилии, охраняя аэродромы 5-й воздушной особой армии.

* * *

Накануне 70-летия Победы на билбордах по всему Ставрополю вместо привычной рекламы были размещены портреты живущих в городе участников Великой Отечественной войны. Замечательная идея! Портрет Павла Афанасьевича Липнягова в парадном мундире можно увидеть не так далеко от нашей редакции, на улице Краснофлотской, что само по себе символично. В свои без малого 94 года он по-прежнему молод душой и готов рапортовать: «Честь имею во славу Отчизны».

офицер, 70-летие, ВОВ, люди

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов