Слава русского флота

Станислав Маслаков
Николай Сорокин

В Михайловске открыта скульптурная композиция «Слава российским адмиралам». В церемонии приняли участие первые лица города и края, представители федеральных властей, духовенства, а также потомки великих российских флотоводцев.

Николай Сорокин

Создание подобного комплекса в нашем сугубо сухопутном крае выглядит решением неординарным. К тому же уникальная по масштабам и качеству исполнения композиция, которой гордился бы любой мегаполис, расположена на самой окраине далеко не самого крупного города Михайловска. По одну сторону аллеи, ставшей центральной осью Адмиральского парка, стоят коттеджи несостоявшейся «Вилла-Новы», по другую – неказистые четырёхэтажки класса «экономнее некуда», за пустырями виднеется строящийся автозавод. И посреди всего этого – колоннада с бюстами 12 прославленных адмиралов (Дмитрий Сенявин, Фёдор Апраксин, Фёдор Головин, Михаил Лазарев, Алексей Грейг, Лазарь Серебряков, Григорий Бутаков, Николай Кузнецов, Степан Макаров, а также погибшие при обороне Севастополя Павел Нахимов, Владимир Истомин и Владимир Корнилов), а перед ней – стоящий в окружении воды памятник Фёдору Ушакову. И это лишь часть комплекса, в котором будут несколько культовых сооружений, просветительский центр, кадетский корпус и настоящий военный корабль. Напротив памятника уже построен православный детский сад со статуей архангела Михаила. По краям аллеи располагаются памятник Герману Угрюмову и мозаичная икона Фёдора Ушакова, которого не так давно РПЦ причислила к лику святых. Её, как и весь комплекс, освятил во время церемонии открытия митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл.

Николай Сорокин

Бюсты адмиралов и памятник Ушакову были изготовлены в Сергиевом Посаде известными скульпторами Валерием и Сергеем Серёжиными. Потомок адмирала Нахимова - Александр Павлович Нахимов - отметил на церемонии, что им, возможно, впервые удалось получить не только внешнее сходство, но и отразить ту внутреннюю суть, которая позволила этим людям стать великими воинами и сынами своего Отечества. Отныне именно эти образы станут каноническими.

Поможет в этом и специально выпущенный Почтой России конверт с изображением комплекса, торжественное гашение которого также прошло на церемонии.

Губернатор края Владимир Владимиров подчеркнул важность самого события в деле воплощения исторической памяти русского народа:

- Мы гордимся нашей страной и подвигом наших предков, которые проливали кровь за то, чтобы сегодня мы жили под мирным небом. Пусть же никогда не прерывается связь поколений, и рождаются новые патриоты на ставропольской земле!

Николай Сорокин

Об этом же сказала и присутствовавшая на открытии телеведущая Ангелина Вовк. Также она попросила не забывать имя мецената Аркадия Дранец и его супруги, благодаря которым на Ставрополье был создан этот комплекс.

Руководитель города Герой России Михаил Миненков предложил проводить на территории Адмиральского парка празднования Дня Военно-морского флота, куда будут приезжать не только жители Михайловска и Ставрополя, но и гости со всей страны.

- Город у нас хороший, люди добрые, - заверил он.

Николай Сорокин

На церемонии не раз звучала мысль, что большинство из великих людей, увековеченных в этой композиции, сами родились в глубинке и далеко от моря. Поэтому открытие подобного комплекса в Михайловске во многом символично. Со временем он станет не просто новой достопримечательностью Ставрополья, но и центром притяжения и развития. И то, что пока окружающий пейзаж не вполне соответствует духу и величию Адмиральского парка, в чём-то даже хорошо. Ни Михайловск, ещё недавно бывший селом Шпаковским, а потом ставший самым быстрорастущим городом страны, ни даже без малого полумиллионный краевой центр пока не осознают своих новых масштабов и возможностей. Что из глубокой периферии, где просто удобно жить, наша малая родина становится местом, где дышит и творится история. Комплекс «Слава российским адмиралам» может стать своеобразным маяком в этом осознании. И у его гостей есть все шансы увидеть, как вокруг будет расти прекрасный и величественный город, достойный памяти наших прославленных предков, а его жители будут трудом, а если надо, то и ратным подвигом, творить не менее великое будущее.

монумент, Ангелина Вовк, Ушаков, Вилла-Нова, Владимир Владимиров, Миненков, Михайловск, адмиралы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Максим Иванов
Максим Иванов | Пожаловаться  0
Памятники героям ставить необходимо, а вот, например, во Владивостоке поставили памятник Солженицыну, личность которого далеко неодназначна. Кем является Солженицын: великим русским писателем или попросту удачливым графоманом-коъюнктурщиком? Давайте внимательно почитаем автобиографию, написанную им, как лауреатом Нобелевской премии в 1970 году. «…я мечтал стать писателем, и довольно серьезно воспринял этот обыкновенный юношеский порыв. В 30-е годы попытался опубликовать свои сочинения, но не нашел никого, кто бы желал взяться за мои рукописи. Я хотел получить литературное образование, однако в Ростове сделать это не было возможности»… и далее следуют пространные пояснения чисто с конъюнктурных позиций, почему автор вопреки своей мечте поступил на физико-математический факультет. Но неужели в университете не было филологического факультета?! И все-таки в 1945 году рукописями, правда, другого рода, заинтересовались. Заинтересовались, как ни странно, сотрудники фронтовой контрразведки. Произошло это почти сразу после выхода автора из окружения – 2 февраля. «Я был арестован на основании переписки, которую вел со школьным другом в 1944-1945-х годах: по большей части это были некоторые неуважительные высказывания о Сталине…». Автор, будучи армейским офицером, не мог не знать, что все письма проверяются, а подобные высказывания в адрес Главнокомандующего будут расценены как пособничество фашистской пропаганде. Следовательно, он преднамеренно подставился из конъюнктурных соображений. На мой взгляд, в такой ситуации могло быть только два мотива так поступить: либо автор, под впечатлением пережитого в окружении, решил дезертировать таким способом (все-таки в тюремной камере более безопасно, чем на передовой), либо его графоманские амбиции зашкалили настолько, что он захотел заполучить хоть какую-то известность, хоть каким-нибудь способом. А чем еще можно объяснить подобное безрассудство? «В 1961 году после 22-го съезда компартии и прозвучавшей на этом съезде речи А.Т. Твардовского, я решил выйти из темноты и показать Твардовскому "Один день Ивана Денисовича». В тщательно отредактированной, с комментариями в превосходной степени биографии Солженицына, изложенной в БРЭ, сказано, что рассказ «Один день Ивана Денисовича» был написан за три недели в 1959 году. Но его никто не видел. Дескать, автор, несмотря на быстрое написание, положил его в стол. Затем, спустя два года, вдохновленный речью Твардовского на съезде, автор вспомнил о нем и заспешил с рукописью в Москву. Путь от Рязани до Москвы, по странному стечению обстоятельств, автор преодолел тоже за три недели (съезд длился с 17 октября по 30, а рукопись в редакцию журнала «Новый мир» была принесена 10 ноября). На публикации "Одного дня...", собственно, и заканчивает автор свою автобиографию, упоминая лишь, что очень скоро он попал в немилость властей и его перестали печатать. О переезде в Москву в 1969 году автор предпочел умолчать. К слову сказать, и рассказ напечатан был не сразу, несмотря на то, что Хрущеву и его сторонникам он был нужен, как воздух, во внутриполитической борьбе. Кресло под ним уже зашаталось, и у него оставался последний козырь - «борьба с культом личности», а этот рассказ, как нельзя, кстати, утверждал, что в тюрьмах по вине сталинистов сидели сплошь порядочные зэки. Но рассказ слишком был необычен – никто прежде не додумался писать публично о том, как выносить парашу «не пролья». И все-таки через год, под личным давлением Хрущева, политбюро принимает решение о публикации. Так Солженицын, наконец-то получил известность. Но вскоре ему отказывают в публикации его сочинений. Даже Хрущева не устроил, так называемый, роман «В круге первом» по причине своей примитивной политической ангажированности. Перед Солженицыным, в условиях информационной войны тех времен, встал новый конъюнктурный выбор: либо развивать оказавшуюся столь успешной тюремную тематику о тюрьмах капиталистических стран с их парашами и даже пытками (в частности в США), либо о жизни в исправительных колониях СССР. Солженицын не мог не выбрать последний вариант, т. к. он сулил ему гораздо более высокие дивиденды. Как известно, госдеп США именно в это время отлаживал финансовые каналы щедрой оплаты деятельности, так называемых, советских диссидентов. И совершенно не случайно в биографии Солженицына ни слова не говорится о его переезде в Москву и проживании там, в период с 1969 по 1974 годы. За это время им был приобретен неплохой капитал. И что же, отдать его, как Шолохов отдал свою Нобелевскую премию, на строительство школы? Как бы не так! Он благополучно отбывает в США и покупает себе поместье в штате Вермонт. Часть денег, очевидно, еще и расходуется на планомерную кампанию, которая до последнего обвиняет Шолохова в плагиате (собственно, зависть воистину великим писателям свойственна графоманам). Приобретают недвижимость в Париже и его покровители, «изгнанные» почти одновременно с ним. Казалось бы, забытого, но разбогатевшего «правдолюбца» ждет хорошо обеспеченная старость на чужбине. Но оказывается в начале 90-х годов он снова, как и в начале 60-х понадобился властной номенклатуре – грядут президентские выборы, а рейтинг Ельцина низок как никогда. Снова нужна поддержка! Но на этот раз Солженицын не спешит. Он как истинный графоман ставит условие: издайте сначала все мои книги. И только после этого с небывалой помпезностью прибывает в Москву на специальном поезде «Владивосток-Москва», проехав всю страну, в развал и обнищание которой, он, по иронии судьбы, внес немалый вклад…
1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Политика»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов