Там и проверилось наше товарищество

Елена Павлова

Мы продолжаем серию материалов, посвященных 100-летию Российской армии. У нашего сегодняшнего героя профессия, в общем-то, мирная. Олег Шабохин – инженер-химик на заводе «Сигнал». А еще он матрос запаса. Армия – это всего лишь год его жизни. Зато какой год!  Тяжелый – как любой период становления и испытаний…   И, несмотря на все трудности, счастливый… Он много чего дал, этот год, кроме безусловно важных навыков воинского дела.

Дорогие люди

Олег Шабохин
Олег Шабохин

Олег Шабохин считает: всему, что было хорошего в его детстве,  они с братом обязаны бабушке. Бабуле… Она их, мальцами, забрала из Казахстана, из неблагополучной родительской семьи. Она их растила, разрываясь между тремя работами. Вырастила, выучила. И из армии успела дождаться… Очень радовалась и гордилась, когда ее младшенький, Олег, вернулся домой – красивый,  в парадной морпеховской форме с аксельбантами… Да еще и со знаком отличия на груди – «За дальний поход»…

В Казачьей бухте.
В Казачьей бухте.

За год до этого, оканчивая обучение в СКФУ, Олег и не предполагал, что срочная служба забросит его, скажем так, в дальние страны. А вот про морскую пехоту думал. И даже просил призывную комиссию  направить его именно в эти войска. Крепкое здоровье и спортивная подготовка позволили просьбу парня удовлетворить.

В этом ущелье морпехи проходили горную  тактическую огневую подготовку.
В этом ущелье морпехи проходили горную тактическую огневую подготовку.

Но на первых порах было тяжеловато.  В спецназе и  нагрузки больше, и традиции жестче. За первые пару месяцев в части у них и увольнительных-то  толком не было. Каждый день загружен плотно – от рассвета до заката… Единственное, что смогли увидеть новобранцы в славном городе Севастополе за это время, – площадь Нахимова, где они принимали присягу…

И дрова порубить, и пошутить по-солдатски.
И дрова порубить, и пошутить по-солдатски.

С первых дней службы у парней, только постигающих азы военной науки, постепенно стало сковываться боевое братство, которое окончательно сформировалось и окрепло в ущелье Дарьял (Осетия). Там находится Центр подготовки морских пехотинцев, туда и была переброшена рота антитеррора, где служили верные друзья - ставрополец Олег Шабохин, краснодарец Андрей Савченко, астраханцы Иван Ерошкин и Александр Микунов, москвичи Андрей Карпенко и Игорь Ефименко, екатеринбуржец Максим Зязев...

Как будто нет войны.
Как будто нет войны.

…Красоты вокруг лагеря раскинулись неописуемые. Но любоваться ими приходилось урывками.  Помимо горной, тактической, инженерной, огневой подготовки, бойцы проходили школу выживания в условиях «холодных ночевок», непогоды, работы на удалении от основного подразделения. Да и  обустраивать быт в пункте временной дислокации тоже надо уметь. Парни с удовольствием  кололи дрова, постигали хитрости растопки буржуйки (чтобы меньше чадила и подольше не прогорала).

- Всему, что сейчас умеем и знаем, мы именно там, в Дарьяле, научись, - говорит Олег. – Там и проверилось наше товарищество… Трудно было, но интересно.

Комбат-батяня

…Им повезло с командиром. Комбата Бордова в части все уважали. Обращались к нему, конечно, по форме:  товарищ майор, а между собой называли Батей.

Перед дальним походом.
Перед дальним походом.

- И правда, Батя, - вспоминает Олег, - строгий, но справедливый. Он на всех этапах подготовки рядом с нами был. К нему с любым вопросом можно было обратиться. Понимал бойцов.
Когда тебе немного за двадцать, сорокалетние кажутся  если не пожилыми, то пожившими. Вот и комбат Олегу и его друзьям тоже пожившим казался. И наверное, в чем-то они правы – командир их служить начинал, когда они только родились. Начинал он, кстати, тоже матросом… Морскую пехоту всегда бросают на самые горячие участки. А там, как известно, день за три считается, «по выслуге». А по жизни иной день на войне такие «зарубки» оставляет, что в мирной жизни и за год не накопишь. Майор Бордов  много наград имел: за Чечню, за выполнение боевых задач  летом 2008 года…
А вот о том, что однажды на учениях их комбат жизнь солдату спас, Олег и его друзья узнали позже: через два  года после увольнения в запас – в соцсетях.  Однополчане, друзья, ветераны боевых действий рассылали по адресам боевых товарищей петиции с обращением к Верховному Главнокомандующему Владимиру Путину с просьбой представить майора Бордова Сергея Валентиновича к званию Героя России (посмертно).
 Их комбат погиб в Сирии в апреле 2017 года. Он был там в качестве военного советника, обучал спецназовской науке бойцов сирийской армии. Он и организовал оборону гарнизона,  когда игиловцы* хотели прорваться внутрь. Атака террористов была отбита. Только вот майор Бордов получил смертельные ранения…

После горной подготовки.
После горной подготовки.

Из этой короткой петиции морпехи запаса узнали о случае на учениях, о котором комбат из скромности им не рассказывал. Боец  неловко бросил гранату, может, просто поскользнулся. Но граната «екнулась» обратно в окоп.  Как успел Бордов выбросить онемевшего от испуга  солдата из окопа и выпрыгнуть сам, одному Богу известно… Но сам поступок красноречиво свидетельствует, каким  комбат Бордов был офицером и каким он был человеком…

Олег смотрит на фотографию командира и снова повторяет:

Сирия. Выдалась минута отдыха.
Сирия. Выдалась минута отдыха.

- Действительно, Батя.

Он, конечно же, как и все его друзья, поставил подпись под той петицией. И рад, что Сергею Валентиновичу Бордову было присвоено звание Героя России.


Дальний поход

…А тогда, осенью 2015-го, по возвращении из Центра подготовки ребята ждали направления на корабль. И дождались. Это был большой десантный корабль «Николай Фильченков», на котором им предстояло пройти посвящение в матросы как символическое – испив бадейку соленой морской воды, так и реальное – приняв участие в дальнем походе.
«Николай Фильченков» следовал с гуманитарным грузом из Новороссийска в Сирию. Накануне выхода новоиспеченные матросы тесным кругом отмечали день рождения боевого товарища там же - в кубрике.  Вместо горячительного на столе   были выставлены бутыли со сгущенным молоком. Олег говорит – купили на праздничный стол то, чего больше всего хотелось. А хотелось сладкого…

А потом были вахты. Длинные переходы. Пролив Босфор. Пролив Дарданеллы. Сначала матросы не знали пункта назначения. Но догадывались.
Цели и задачи им озвучили непосредственно перед входом в территориальные воды Сирии. У матросов, проходящих службу по призыву, задачи были обозначены предельно лаконично: охранять пирс во время разгрузки, в разговоры с сирийцами, занятыми в разгрузке,  не вступать, не фотографировать.

Но при взгляде на солдат сирийской армии, прибывших на разгрузку, многое было понятно без слов. Пропыленные, измотанные, в выбеленной солнцем потертой окопной форме. Во взгляде – и усталость, и собранность, и одновременно – благодарность. Не нужно было знать арабского языка, чтобы понять – груз, который доставил в Сирию их корабль, здесь очень ждали.

Война была отсюда километрах в 15. Ее было слышно. Олег и не  задумывался раньше, как все это может сочетаться в жизни: отдаленный грохот разрывов и совершенно мирная лачуга какого-то местного жителя, которую наполовину закрывает развесистый куст банана, со свисающими под грузом спелых плодов ветками. Он впервые увидел, почувствовал, какой она бывает — грань между миром и войной, и какая она хрупкая...

- Мы не воевали, - говорит Олег. – Мы охраняли пирс. Но если бы пришлось, мы были готовы вступить в бой.  



* члены запрещеной в России организации.

 

Читайте так же:

Герои родной земли.

спецназ, морпехи, 100-лет Российской армии

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»