Чтобы помнили

Елена Павлова

На этой неделе в Ставрополе возле школы № 6 состоялось торжественное открытие памятника нашему земляку Георгию Косенко. С недавнего времени школа носит его имя.

Владимир Владимиров: «История нашей страны —  лучший учитель и воспитатель».
Александр ПлотниковВладимир Владимиров: «История нашей страны — лучший учитель и воспитатель».

Восстановление исторической справедливости

Имя, которое долгие годы было засекречено. Сначала – в связи с родом служебной деятельности (Косенко был бойцом дивизиона войск ВЧК, сотрудником ОГПУ, а впоследствии – и внешней разведки). Резидент советской разведки в Харбине, потом – в Париже, верой и правдой служивший Отечеству, он, как и многие другие в конце 30-х годов прошлого века, стал жертвой репрессий. В ноябре 1938 года Георгий Косенко был отозван из Парижа в Москву, в декабре арестован, в феврале 1939-го – расстрелян. 15 декабря 1956 года решением Верховного суда СССР посмертно реабилитирован за отсутствием состава преступления. А 15 декабря 2021 года – в 65-ю годовщину реабилитации – в Ставрополе, родном городе Косенко, возле только что открытого памятника звучали слова о восстановлении исторической справедливости и увековечении имен земляков-героев, которые в силу разных причин на долгие годы были незаслуженно забыты или же вычеркнуты из памяти.

Именно такую работу проводят сейчас Российское историческое и Российское военно-историческое общества. За прошедший год в городах России – от Калининграда до Владивостока – были увековечены и присвоены улицам и школам сотни имен неизвестных Героев Отечества, служивших в органах госбезопасности и во внешней разведке. По поручению Президента России Владимира Путина эта работа будет продолжена и в будущем году. Поддержали эту инициативу министр обороны РФ Сергей Шойгу и глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Выступая на церемонии открытия памятника, губернатор края Владимир Владимиров подчеркнул, что наш земляк Георгий Косенко всю жизнь служил тому, во что верил. Он боролся с контрреволюцией здесь, в родном крае, а потом – как теперь принято говорить, и «на дальних подступах». Он создал одну из лучших резидентур в Харбине, а затем – и в Париже... Его жизнь и служение Отечеству могут послужить примером для молодежи. Ведь самый лучший учитель и воспитатель – это история нашей страны, наши герои, которые, защищая ее интересы, не щадили собственной жизни.

Заместитель начальника Управления ФСБ по СК Николай Букин сказал, что открытие памятника разведчику Георгию Косенко – событие важное, особенно сейчас, когда идет война за души и умы подрастающего поколения. Молодежи через соцсети навязываются ложные жизненные устои и цели, придумываются лжегерои.

Председатель правления Российского исторического общества Константин Могилевский продолжил эту мысль:

– Лучшим ответом на всякие измышления, фальсификации и разного рода дилетантские заявления является настоящее историческое просвещение, популяризация серьезных исторических знаний.

– История нашей страны многогранна. Наш народ жил при царях, при генеральных секретарях, при президентах. Но мы должны знать и помнить простых людей, которые защищали интересы государства, – сказал председатель Ставропольского регионального отделения Российского военно-исторического общества Сергей Шевелев.

 

Харбин и Париж

Историю страны действительно можно изучать по людским судьбам. На долю Георгия Косенко, родившегося в 1901 году, выпали все изломы трагичного для России 20-го века. С начала Гражданской войны он, совсем еще юноша, находился на переднем крае борьбы с контрреволюцией. К белогвардейцам, иностранным интервентам и врагам Советской власти у него к тому времени был свой личный счет: его отец и сестра, как участники революционных событий в Ставрополе, были казнены белогвардейцами в 1918 году. Так что чекистом Георгий стал по зову сердца в 19 лет, а 20 уже вступил в РКП(б). В начале 1933 года на молодого, но уже опытного чекиста, к тому же со времен гимназии неплохо знавшего французский язык, обратили внимание сотрудники Иностранного отдела ОГПУ. С этого же времени начинается его служба во внешней разведке. Прослужить там ему суждено будет чуть больше пяти лет, но сделать он успеет очень много.

Харбин – столица оккупированной японцами Маньчжурии – в начале 30-х годов был точкой пересечения интересов разных государств и их резидентур. Так что непростой это был участок. Главной целью советской резидентуры являлось выявление связей белогвардейской эмиграции с иностранными державами. В числе заслуг замрезидента, а с 1935 года – резидента Косенко, отмеченных в документах Иностранного отдела ОГПУ-НКВД, значится выявление десяти банд, сформированных японцами из числа бывших белогвардейцев, для заброски на советскую территорию. Три из них были ликвидированы при попытке перехода границы СССР. Также в активе Косенко – выявление десятков японских разведчиков и диверсантов, засылавшихся штабом Квантунской армии на советскую территорию, предотвращение нескольких диверсий – в том числе на железной дороге.

Объем оперативной работы был огромен, напряжение колоссально. В начале 1936 года Георгий Косенко вынужден был покинуть Харбин по состоянию здоровья.

Через несколько месяцев, после лечения и отдыха, Георгий Косенко выезжает к новому месту назначения – в Париж. Там обстановка сложилась еще «веселее», чем в Харбине. Но и агентурная сеть у ОГПУ-НКВД здесь была основательная и разветвленная. «Источники» и информаторы у советской резидентуры были везде – даже в канцелярии президента, правительстве и в спецслужбах Франции, эффективно работали и по линии научно-технической разведки.

Возложение цветов.
Александр ПлотниковВозложение цветов.

И очень пристальное внимание уделялось РОВС (Русский общевоинский союз), насчитывающему в своих рядах несколько тысяч эмигрантов. Косенко – в Париже у него была и другая фамилия (Кислов) и должность прикрытия (вице-консул) – имел непосредственное отношение к одной из самых дерзких «спецопераций» – похищению в сентябре 1937 года председателя РОВС генерала Миллера.

Евгений Миллер – личность крайне неоднозначная (даже если судить по его делам во время Гражданской войны). А уж в качестве лидера Русского общевоинского союза он и вовсе оформился во врага своего бывшего Отечества, особенно после того, как, несколько растеряв доверие спецслужб Англии и Франции, переориентировался в своей деятельности на германский рейх. Миллер об этом заявлял открыто без обиняков: «Нужно обратить свое внимание на Германию. Это единственная страна, объявившая войну с коммунизмом не на жизнь, а на смерть»... Для военного человека даже странно всерьез рассчитывать на то, что диктатура, вынашивающая планы захвата чужих земель, кого-то собирается освобождать... Короче, Миллера таки выкрали и вывезли в Москву, но расчет на то, что новым председателем станет генерал Скоблин (агент советской резидентуры) не оправдался. Осторожный Миллер, отправляясь на роковую для него встречу, организованную тем же Скоблиным, оставил своим соратникам подробную записку – с кем и куда идет...

Тем не менее за успешную спецоперацию по похищению Миллера все задействованные сотрудники получили государственные награды. Георгий Косенко был награжден орденом Красного Знамени.

 

История не знает сослагательного наклонения

Было в работе советской резидентуры в Париже еще два направления деятельности – безусловно важные и очень хорошо отлаженные, но приведшие в результате предательства одной из ключевых фигур к фатальным последствиям почти для всех героев повествования.

Шла гражданская война в Испании. Косенко поддерживал в это время тесный контакт со своим коллегой в Мадриде Александром Орловым. «Вице-консул Кислов» и его люди предметно занимались добровольцами интернациональных бригад, следующими на Пиренейский полуост-ров через Францию, привлекая часть из них к сотрудничеству.

В почетном карауле — Юнармия.
Александр ПлотниковВ почетном карауле — Юнармия.

Парижская и мадридская резидентуры даже создали что-то вроде спецшколы по подготовке разведывательно-диверсионных групп, которые должны были действовать за линией фронта. В Испании этими группами руководил Григорий Сыроежкин (человек-легенда в истории советских спецслужб). Наработанный там опыт потом использовался во время Великой Отечественной войны – в тылу у немцев.

Фатальной сразу для нескольких крупных личностей в советской внешней разведке стала работа по линии Троцкого и создаваемого им IV Интернационала. Сначала все шло очень даже успешно. Привлеченному к сотрудничеству с советской разведкой Марку Зборовскому удалось внедриться в окружение сына Троцкого Льва Седова, стать его личным секретарем. В резидентуре Косенко ежедневно получали бесценную информацию, удалось даже раздобыть список сторонников Троцкого в разных странах.

Косенко сам направил в Центр отчет о беседах Зборовского и Седова, где последний красной нитью проводил мысль, что Сталина, на котором держится режим, надо убить... Ну а тот в результате решил, что убирать пора Троцкого. Подготовить его ликвидацию было поручено руководителю особой группы НКВД Сергею Шпигельгласу. Льва Седова карающий меч коснуться не успел – он умер от аппендицита (после неудачной операции).

Агенту Зборовскому проникнуть в окружение самого Троцкого не удалось. Тогда из Мадрида прислали некоего Рамона Меркандера и его мать Каридад. Внедрить испанцев в окружение Троцкого было поручено Косенко.

И вот тут случилось предательство. Резидент в Мадриде Александр Орлов неожиданно стал «невозвращенцем»: сначала отказался ехать по вызову в Москву, а потом и вовсе сумел переправиться с семьей в Штаты. Оттуда позже было направлено письмо Троцкому от имени «американца Штейна», где называлось имя агента НКВД (Марк) и давались его точные приметы. Сообщалось и готовящемся покушении, которое должен совершить либо Марк, либо испанец, выдающий себя за троцкиста...

…Троцкий был ликвидирован позднее – как, где и когда, все мы знаем. Но приводили этот «приговор» в исполнение уже другие люди.

А тогда, в декабре 1938 года, предательство Орлова стоило жизни и Сергею Шпигельгласу, и Георгию Косенко, хотя они, конечно, никого не предавали, работали только на советскую разведку... Честно и эффективно работали... Сколько невинных жертв репрессий среди самих «чекистов», вряд ли кто-то когда-то расскажет. Время было такое – никто никого не щадил... Но это – тоже наша история, которая, как известно, не знает сослагательного наклонения. И ее тоже надо знать, и надо помнить людей, которые заслуживают того, чтобы о них не забывали.

память, герои Отечества, внешняя разведка, история России, патриотизм, Георгий Косенко, Российское военно-историческое общество

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости

Ростелеком