Чего тебе надобно, старче?

Василий Скакун

Чего тебе надобно, старче?

Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.

Если бы Александр Сергеевич Пушкин не написал ничего, кроме «Сказки о рыбаке и рыбке», то этого было бы вполне достаточно, чтобы ему войти в историю как выдающемуся философу.

Все несовершенства жизни, а точнее сказать, ее неутешительные результаты основаны на этих двух поучительных примерах: либо мы позволяем себе быть тем самым стариком, которого неугомонная жадность жены все гнала и гнала к золотой рыбке (кстати, какой он старик, когда ему всего-навсего было едва за пятьдесят, так как со старухой (какая она старуха?) они вместе прожили всего тридцать лет и три года), либо той самой, извините, старухой, которой всегда и всего было мало и мало. И с исполнением очередных желаний золотой рыбкой она становилась все эгоистичней, надменней, недоступней.

Недавно мне довелось увидеть одну занимательную карикатуру, состоящую из двух рисунков: на одном из них – кот смотрит в зеркало и вместо себя видит крошечную мышь, а на другом – все тот же кот, глядя в другое зеркало, видит себя уже львом.

Нам всем недостает только одного посыла жизни, только одного знания или напутствия – человек, пришедший на Землю, в том числе и мы с тобой, просто обязан в этой жизни стать счастливым. Это не есть некое пожелание для неких особей царских или королевских кровей, это право, которое у нас никто не вправе отнять, как и право жить. И это та единственная задача, ради решения которой нам дали жизнь и прислали в командировку на эту Землю. Кроме того, не забываем, ведь нас снабдили и средствами по достижению этой цели. (Это как рыбаку – прежде чем научить его ловить рыбу, надо вручить удочку).

Это не руки и не ноги, и даже не столько голова, сколько возможность открыть в себе божественный разум, который и подскажет наш личный путь к обретению счастья. (Ну, как магазин, в котором продаются удочки). Еще Лев Толстой не просто говорил, а категорически настаивал или даже утверждал, что «человек обязан быть счастливым. Если он несчастлив, то он виноват. И обязан до тех пор хлопотать над собой, пока не устранит этого неудобства или недоразумения». Представляете, гений Толстого полагает, что обладание несчастьем – это сравнимо с некой глупостью, ну как неудобство или недоразумение. Это когда купишь себе обувь на размер меньше и она, сдавливая ноги, создает тебе неудобство, и ты говоришь себе: «Какой же я дурень!». Или когда взял билет в кино и, придя к назначенному часу, вдруг узнаешь, что по недоразумению билет приобретен на другое число – и чешешь затылок, не зная кого винить. То есть в его (Толстого) искреннем понимании счастье – это абсолютная и непоколебимая норма жизни, как утренний завтрак, обед и ужин: то, без чего нормальная жизнь не считается ненормальной. Пойдем спросим у каждого встречного, счастлив ли он. (Кстати, а почему бы и на полном серьезе не провести подобный эксперимент, а?). И с полной уверенностью можно сказать, что мы счастливых, конечно, не найдем. Эта наша уверенность выражена на лицах всех тех, кого мы собираемся опрашивать, ибо на счастливых лицах - светящаяся улыбка, но, к сожалению, таких лиц все нет и нет. А если и есть, то они принадлежат детям, потому что они еще столь умны и наивны, что не потеряли способности быть счастливыми.

А все встречаемые нами люди, как правило, обладатели трех условных типов: одни – озабочены, как вы думаете, чем? Все тем же - поиском счастья. Они таскают барахло, продукты, что-то покупают, перепродают, что-то и куда-то возят, двигают. И вы думаете, что они этим самым просто зарабатывают деньги? Никак нет, всеми этими действиями они пытаются приблизиться к источнику счастья. Но по своей глупости (или, как там говорил Л.Толстой, по недоразумению) полагают, что счастье – это деньги, вырученные за всю эту суету, в которую они влезли, а счастья все нет и нет вне зависимости от количества сколоченных денег за перепроданный товар. И спрашивать их об этом (о счастье) просто не имеет смысла – все написано на их рожицах. И они, бедолаги, в этом недоумении и проведут всю свою жизнь, как потом (при подведении итогов) окажется, просто бесполезную. Другая часть народа, встречаемого на тех же самых улицах, на лицах которых написано, что они печальные неудачники. Это те, которым уже надоела эта суета сует, и они, смирившись с тем, что счастье недостижимо, просто сложили лапки. (Это как тот кот, который вместо себя в зеркале видит мышь). И этим тоже счастье может только сниться в периодах полной луны.

Третья категория встречаемого нами люда - это которые, вылезая из кожи вон, рвутся на недосягаемые высоты (как пел В.Высоцкий, «все хотят на высокий пьедестал»), а мест-то там всего три, на этом пьедестале, а претендентов множество множеств, но мест все равно только три – куда деваться остальным? И они, бедолаги, маются, либо завидуя тем троим, либо досадуя и упрекая себя. (Все эти, как тот кот, который вместо себя видит в зеркале льва). И, естественно, о каком счастье может идти речь, коли чувствуешь себя обреченным и начинаешь потихоньку клясть Судьбу и Природу, которые недодали тебе либо силенок, либо красоты, удачи, либо еще чего другого, чтобы забраться на тот самый пьедестал.

А быть может, в этот раз нам с тобой Большая Жизнь приготовила возможность получения счастья совсем в другом месте и, по всей вероятности, та суета сует (купил – продал) – это совсем не для тебя. Тебе (и мне тоже) в этот раз нужно пройти совсем другой опыт понимания жизни. И тот самый пьедестал, на котором всего три места и от невозможности попадания на который у меня текут слюни, - это тоже не моя колея, я опять залез в чужую и, пытаясь там найти свое счастье («плюясь грязью из-под колес», по Высоцкому), которое в той самой колее приготовлено для тебя, ты, преодолев все трудности этой колеи, забираешься на пьедестал личного счастья.

Нам всем очень желательно в том самом зеркале наконец-то увидеть самого себя. Как? Обращаясь к своему разуму. Ибо все, что было ранее, это были проделки нашего ума (когда мы рвались из кожи вон), это он подобным образом просто насмехался над нами в полной уверенности в своей безнаказанности. Умение найти свое место в строю или как патрону в обойме - это и будет некой предтечей самой возможности по обладанию счастьем. Нам всем (еще до рождения) Большая Жизнь уже раздала роли, которые мы должны играть в ее Вечном театре жизни. А там ведь главных ролей раз-два и обчелся, а все остальное – массовка. Но недаром премии «Оскар» вручаются не только за лучшие женские и мужские роли, не только режиссерам, операторам и художникам. Ими становятся и обладатели совсем незаметных ролей, так называемых ролей второго плана.

И точно так же, как Природе важна каждая букашка-таракашка, многих из которых мы по своей глупости либо полностью уничтожили, либо загнали в Красную книгу. Мать-Природа ничего не делает просто так или на всякий случай – у нее все выверено и все то, что мы по своей наивности считаем ее ошибками, на самом деле эта реальность – это специальная роль. Почему – это уже другой вопрос, который, кстати, тоже имеет вполне обоснованный ответ. Ведь каждую роль, начиная от пьедестальных и всех остальных, необходимо было заслужить предыдущими ролями предыдущих жизней при условии, что сумел тогда стать счастливым на тех простейших ролях, а иначе опять будешь выполнять роль суфлера или уборщика театра. Так что не унывай, дружище, подними нос и честно выполняй ту роль, которая и вручена тебе в этой жизни, стремясь к счастью.

Долго у моря ждал он ответа.

Не дождался, к старухе воротился –

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха,

А пред нею разбитое корыто.

 

P.S. Особо для тех, кто подзабыл: истинное счастье приходит только тогда, когда сможешь других людей сделать счастливыми.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов