Этот Новый год я буду помнить всю жизнь!

Наталья Буняева

Честно скажу, звонили много, но неконструктивно как-то... Народ рассказывал о бесчисленных салатах и рецептах, о том, как собирались с кумовьями, ели-пели-пили... В общем, это тоже хорошо, хотя бы потому, что люди все еще собираются вместе и не прячутся.

С Новым годом!
С Новым годом!

Но несколько рассказов показались интересными. Грустными, веселыми и даже был один трагичный.

Итак, Ирина Савельевна из Ставрополя вспоминает, как, будучи совсем еще крохой, побывала на елке в 1943 году: «Вот ничего не могу вспомнить, равного той елочке! Мы жили на хуторе под Краснодаром, наши уже давно погнали фашистов, еще в прошлом феврале, жизнь начала как-то налаживаться... Но, сами понимаете, голод никуда не делся, хоть и старались вырастить мы урожай, кажется, с пеленок копались в огороде... Мама солила огурцы с солью, которую животным дают: огромные такие булыжники соли! Она их случайно на заброшенной ферме нашла, но это — другая история.

А тут зима, Новый, 1944 год на пороге. До этого я была совсем кроха, не помню ничего. Есть у меня братик-близнец, он сейчас в Краснодаре живет. И старшая сестра Варя училась там же, в городе. Она и придумала, добыла нам билеты на елку от какого-то предприятия. Мама нас «упаковала» как могла: зима была холодной, да и мы же маленькие совсем. Варя посадила нас в телегу, и мы поехали. Мы так долго ехали, что я успела выспаться, а когда проснулась окончательно, никак не могла понять: где я? Кругом все в зеленых еловых лапах, люди украсили огромную елку довоенными игрушками, был Дед Мороз и Снегурочка, в которой мы без труда узнали нашу старшую сестру: нам по четыре, ей почти 20 лет — такая вот разница в возрасте. Мы водили хоровод со взрослыми и я ревела в голос. Никто не мог понять, почему, а я, видимо просто от восторга. Ну никогда не видела я такой красоты! Все пели песни: и дети и женщины, немногочисленные мужчины. Нас с рук не спускал усатый дяденька, мы сидели у него на коленях и дергали за усы... Когда праздник закончился, всем дали по малюсенькому пакетику: несколько конфет-подушечек, орехи и по одной апельсинке. А мы с братом их никогда не видели и не знали, как их есть. Привезли все маме, она к этому времени напекла лепешек из отрубей, намазала их маслом, и еще присыпала сахаром. И целый чугунок картошки! Это самое лучшее воспоминание детства...»

Валентина Андреевна Славнова тоже наша читательница. Рассказала о том, как вернувшийся после войны отец увез семью в Киргизию, к себе на родину. И Новый, 1953 год встречали там. «Я не помню больше такой елки! Взрослые старались, чтобы мы, дети, получили ту самую, новогоднюю радость! Какая красивая была елка: мне запомнились игрушки — сделанные из ваты, покрашенные и посыпанные чем-то блестящим. Мы танцевали, пели, нас угощали конфетами... А потом, знаете, запомнила еще: когда вернулись в Ставрополь и тоже ходили на елки, то почему-то все девочки были снежинки. Мамы из марли шили нам юбочки пышные, как у балерин, а мы еще делали крылышки, как у эльфов... Потом, с годами, тоже было весело, но не так, как в детстве...»

А вот воспоминания Валентины Васильевны Ирхиной-Левченко: «Как только закончилась война, наш отец приехал в Донское, где мы жили с его родителями, забрал семью и увез в Эстонию, в военную часть. Мы так и жили на территории воинской части в городе Валга.

С Новым годом!
С Новым годом!

Однажды в конце декабря нам принесли елку, нет, огромную сосну, установили в актовом зале. И мы сами делали игрушки: мама нашила мешочков, покрасила их в красный и синий цвета, наполнила их конфетами-драже. И это были игрушки. А мы клеили бумажные гирлянды, делали фигурки из ваты.

Мы с братом были единственными детьми в части, и каждому солдату или командиру хотелось нас как-то приголубить... Ну и поручили нам читать стихи. Поставили на табуретку. А мы смотрим на множество людей - и вдруг все забыли! Пока вспоминали — расплакались. А солдаты, увидев, что дети в слезах, как начали хлопать! До сих пор слышу эти аплодисменты...»

А вот история странная, которая помогла, что ли... В общем, дело было так. Татьяна С. в компании молодых людей встречала Новый год в общежитии в переулке Литейном: там жили ребята с окрестных предприятий. И было это в 1996 году: «У меня давно болела спина. Но я старалась вообще не обращать внимания: обследование вроде ничего не показало, да и чем тогда обследовали? Тем, что под рукой... В общем, пришли мы с мужем нарядные на праздник. Елка, еда в складчину, музыка... И вот под бой курантов кто-то открывает бутылку шампанского. И когда она хлопнула — меня как выстрелом отбросило вперед: пробка угодила прямо в спину, в самое больное место. Хорошо, там кресло стояло, я в него упала. И все - ничего не помню.   Муж сидел со мной, ждали «скорую», пошевелиться я не могла. В больнице выяснилось, что у меня застарелая травма позвоночника: на санях в детстве катались в Песчаном карьере. Там я перевернулась через спину... Так для меня закончились праздники, начались будни. Из больниц не вылезала, была и в Москве, и даже в Израиле. Сделали несколько операций, и я как заново родилась: никаких болей, ничего... А если бы не та пробка? Так бы и мучилась. В общем, от судьбы не уйдешь».

Историю буйного русского веселья рассказала Людмила Саврасова из Ставрополя. Фамилию я чуть изменила, хоть она и просила оставить... Ну вот. Собрались однажды одноклассники. «Нас было три семьи, не виделись лет 30! И вот — в соцсетях нашлись. Решили, что все соберемся в Ставрополе, на другой год в Балашихе и потом уже в Греции. В Ставрополе мы, значит. С мужем у нас двухкомнатная квартира, места маловато. Но есть же дача, и, хоть она не очень презентабельная, там настоящий камин, кухонька, вода... И елка в огороде. Высокая, красивая ель. Мы все собрались и после объятий и поцелуев сели в машины и поехали к нам на дачу. Стол накрыли и на улице, под елкой, и в доме. Елочку нарядили... Минут за десять до Нового года наполнили бокалы, мужчины «жахнули» пробками от шампанского. И тут мы видим — наша дача медленно «расходится по швам», крыша проваливается внутрь... Потом как во сне, услышали грохот. Сказать, что испугались, это ничего не сказать: муж побледнел и, как рыба, открывал рот... Тут из-под развалин как во сне выползает наша собака... Мы собрались с силами, решили, что разбираться будем через десять минут: наполнили бокалы и выпили за «удачно» начавшийся Новый год.

Потом муж бормотал: «Баллон, газовый баллон...» Это уже когда пожарные приехали. Пожара почему-то не было, как взорвался этот злосчастный всеми забытый и почти пустой баллон — непонятно. Дым сильный, что-то тлело, но чтобы горело — нет. Ребята-пожарные потушили все за несколько минут. Сказали, что вызовут для разбирательств. И мы, как сонные тетери, собрали все, что было в тарелках, сели в машины и поехали к нам домой. Кстати, там мужчины водки выпили, чтоб «стресс снять» и к утру были веселенькими.

Через год вернулся с «северов» сын: «Скопил денег, хочу небольшой дом поставить...» Радости мужа не было предела: «Земли полно, только пристрой мне маленькую «бендежку», а, сынок?» Теперь соседи думают, что мы специально такой салют устроили из старой дачи... А мы никого не переубеждаем. Такой вот был Новый год: хорошо, что все далеко стояли от дома, никто не получил травмы...»

Вот правду говорят: как встретишь, так проведешь. Поздравляю всех читателей с Новым годом! Желаю хорошего и мирного года, будьте все здоровы!

народная трибуна, праздник

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости