Ковчег-2

Наталья Буняева

1 часть

По пути попался блокпост. Свои. До них каратели не доехали: ребята поинтересовались, кого везут в тачке. Ответ: в госпиталь надо – устроил всех. И так понятно: худой блондин лежит, раскинув руки, и не дышит – хрипит. Кто его пытался убить, никого не интересовало: киборг и есть киборг. Туда и дорога… Если выживет, тоже хорошо: молодой.

Слипшиеся белые волосы совсем по-детски торчали над макушкой раненого, и Димка почувствовал к нему даже жалость. Но она мгновенно улетучилась: перед глазами встала страшная картина – мама под покрывалом. Лицом в руку… Выбросить бы тебя, подыхай, так тебе и надо… Господи! Как же он его ненавидел! Боль в ноге стала дергающей, наступать все труднее и труднее. А город еще далеко, километра четыре.

На дорогу тихо опустился вечер. Придорожные дома и деревья из привычных стали черными, страшными. Димка хотел сделать привал, но ноющая нога, трясущаяся голодная собачонка погнали его вперед. В тишине явственно слышалось тиканье. Часы. У Димки в разряженном телефоне они молчат. Значит, у киборга. Завернул рукав – точно. Время , по сути, раннее, а городских фонарей не видно. Зато слышны «бахи»: это украинцы начали обстрел города. Мины и снаряды рвались в стороне от дороги, по которой двигался «ковчег». Это вселяло надежду: доберусь. А там найду госпиталь или больницу: нога болит. И может это кажется, но она начала издавать еле ощутимое зловоние. Про гангрену Димка хорошо знал: сосед руки лишился из-за нее самой.

Он уже считал шаги: город надвигался на него тихой темной громадой. По пути встретил женщину, она подробно объяснила, как добраться до ближайшего госпиталя. Раньше там была частная клиника, но хозяин поставил там «хозяином» сына, а сам пошел в ополчение. Женщина еще что-то говорила, но боль в ноге перекрывала все: надо ехать! Все хорошо! Еще несколько кварталов и все они придут на место…

Над крыльцом клиники висел одинокий фонарь. Это было последнее явное воспоминание Димки. Чьи-то руки легко подняли его, здорового парня, понесли…

…Утро разбудило шумом: проснулся в палате. У кровати сидел отец и терпеливо ждал пробуждения младшего сына. Пока он спал под наркозом, ребята из его небольшого отряда разобрались с ковчегом. Альбомы положили в тумбу. Раненого украинца оперировали, все прошло удачно. Димка буквально спас его, заклеив отверстие от раны. В общем, справились. В телефоне нашли номер его матери, позвонили аж во Львов, сказали, что сын в плену, ранен, его лечат. Если есть возможность – заберите.

Ногу Димки лечили долго: гангрена не успела развиться, чуть не достала до сустава. Собак накормили, Малышке опять промыли глаза и уши. Все заботы о ней взяла добрая санитарка. Кошка поселилась на кухне.

«Белый» киборг лежал где-то за стенкой. Спустя сутки к нему приехала мать. Худенькая женщина, живет во Львове. Работает библиотекарем в русской библиотеке. В общем, уже можно сказать, не работает… Кому во Львове нынче нужны русские библиотеки? Сына забрали в армию прямо из консерватории: оторвали от рояля, можно сказать… Как им возвращаться обратно? Там дом, там… А что там? Ну одежда, посуда…. Какую роль они играют, когда сын при смерти? Да и сможет она проделать такой же путь на заднем сидении большегрузной машины? На блокпостах водитель говорил, что женщина едет за сыном-героем! А его геройства-то… Как у пианиста: пытался объяснить, что убивать нельзя. Ни людей, ни свиней… Женщину уже похоронили, маму спасителя ее сына. Муж и старший сын ездили. Сейчас ей предстоит что-то им говорить, ведь ее сын пособник убийц. Зверь. Загнанный, никому не нужный, белобрысый зверь… Мало ему в детстве доставалось.

Отец заглянул в палату к «стрелянному воробью», как окрестила его повариха, добрая тетка… Как только Димка поправится, уедет в Россию или будет доучиваться здесь: больше никто не будет рисковать. Старший сын с отцом бросил свою шахту: часть ее завалилась, и делать там было нечего.

Взгляд исподлобья, продирается сквозь разбегающиеся лучами морщины. Мать «белого» сжалась в комок: вот сейчас будут кричать, на нее кричать! Но нет… Суровый ополченец заглянул ей в глаза: нам нужен учитель музыки. Дети остались без музыкальной школы, пианино найдем. Как думаете, согласится? «Я же не могу его одного тут оставить? Если бы с ним?..» Робкий взгляд, уныло опущенные плечи… «Ну есть же тут пустая комната. Живите, помогайте, парень поднимется, будет учить детей, боец из него никакой…»

Димка с трудом встал. Нога болела нещадно. Но это была другая боль, нестрашная какая-то… Пошел проведать своего киборга. Он лежал с закрытыми глазами. Над ним склонилась его мать. Услышав шаги за спиной – съежилась. Димка с трудом, на неудобном костыле доскакал к цели. Белые волосы неровными прядями (золотая молодежь!) разметались по подушке. Женщина, поправляющая постель, тихо сказала: «Его Леней зовут» - «Ленька! Тебе пианино уже нашли! - тихо засмеялся Димка. - Будешь блямкать Брамса» - «Вы что!.. Он серьезный пианист, он не блямкает, он играет…» - «Ну я приду как-нибудь. На концерт…» Из-за узкого плеча блондина высунулся черный нос: Малышка с настоящим гипсом на сломанной лапке - спала себе, а тут с каким Брамсом пришли...

Новороссия, Донбасс, очерк

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов