Лебедь, рак и щука ставропольского свободомыслия

Станислав Маслаков

11 апреля в краевом центре прошёл митинг против статьи Уголовного кодекса о защите чувств верующих и в поддержку Виктора Краснова, которого судят по этой статье

Станислав Маслаков

Моросящий дождь и полдень понедельника мало подходят для проведения подобных мероприятий. Но у организаторов митинга выбора не было. Как, впрочем, и особых надежд на массовость. Она в данном случае и не требовалась.

Дело Виктора Краснова с самого начала проходит с некоторым налётом нелепости. Перепалка «Вконтакте» перерастает в судебный прецедент федерального значения. Истцы явно не тянут на авангард оскорблённого православия: история о том, каким тонким слоем их размазал (фигурально, разумеется) во время заседания адвокат подсудимого, войдёт в анналы отечественной юриспруденции. Из ответчика тем более не получается знамя мирового атеизма. При всём уважении к Краснову (которое не разделяло, к удивлению, большинство участников митинга в его же поддержку), он – далеко не Виталий Гинзбург и даже не Владимир Познер. Само разбирательство, которое освещают едва ли не все ведущие мировые СМИ, мегабайты написанных текстов в защиту одной из сторон, бесконечные виртуальные войны – всё это оставляет ощущение какой-то фантастической несоразмерности изначальному поводу.

Станислав Маслаков

Состоявшийся митинг – событие из того же смыслового ряда. Туда пришли люди, которых не объединяет ровным счётом ничего. Группка пожилых коммунистов-отделенцев с флагами «Рот Фронт», поодаль от них – представители либеральной оппозиции, ещё отдельно – сам Виктор Краснов сотоварищи. Растворённые по всем категориям городские сумасшедшие, а также полицейские в форме и в штатском – в качестве необходимого атрибута. Наверное, столетие назад подобное разнообразие имело шанс на синергию, но времена реальной публичной политики миновали давно и окончательно. Так стоило ли огород городить? Безусловно, да.

Правда, к открытию митинга половина его участников уже ушла. Коммунистов вначале попросили убрать флаги, потом свернуть транспаранты, а затем и вовсе «попросили». Судя по переписке организаторов на «Фейсбуке», сделали они это не из неприязни к инакомыслящим, а из-за опасения, что всё мероприятие будет сорвано.

Станислав Маслаков

Среди изгнанных была и весьма пожилая женщина, которая представилась как Светлана Александровна. Она держала скромный плакат «Религия вне государства», который не понравился одному из организаторов митинга. Он сказал, что протестуют они не против религии, а против конкретной статьи, и попросил убрать бумажку. Старушка безропотно подчинилась, сказав лишь, что всю жизнь проработала учителем физики, математики и астрономии и протестует как раз против экспансии религиозных институтов в образование. Ещё она оказалась, возможно, самой родовитой коммунисткой города. Её предки вступили в ленинскую партию ещё в самом начале 1900-х.

Вторил ей и другой пожилой коммунист, чьим требованием было вернуть астрономию в школы. Видимо, оно тоже показалось излишне провокационным. В конечном итоге «левое крыло» было выдворено, а митинг уполовинился и по количеству участников, и по времени проведения.

Станислав Маслаков

Самым заметным из организаторов стал блогер Валерий Ледовской. Себя он позиционирует как глубоко православного человека, но выступает против пресловутой 148-й статьи УК РФ, потому что она как раз дискредитирует самих верующих. Выступая на митинге, он упомянул то самое заседание суда по делу Краснова, когда адвокат допрашивал истцов. По мнению Ледовского, вопросы веры не должны переходить в правовую плоскость.

Другой выступающий, Владимир Полубояренко, признался, что он тоже православный, и, более того, в пресловутом интернет-споре он в первых рядах назвал Виктора Краснова подонком и до сих пор симпатии к нему не испытывает. Тем не менее по-христиански он простил оскорбителя своих религиозных чувств, а уголовное преследование на основании религиозных взглядов считает недопустимым.

Станислав Маслаков

Среди прочих спикеров нашлись и атеисты, и, как написано в итоговой резолюции, агностики. В большинстве своём они не особо симпатизировали Краснову, но высказывались против статьи, по которой его обвиняют, а заодно проходились и по засилью религии в целом. Как ни странно, сам Виктор Краснов ничего на митинге не сказал. Впрочем, в какой-то степени это соответствовало логике происходящего. Митинг-то собирался не ради него, а ради итоговой резолюции, в которой грамотно расписано, почему статья 148 УК РФ нарушает конституционные права граждан и вредит им, независимо от их религиозных и прочих убеждений. Бегло зачитав её и единогласно приняв, организаторы завершили мероприятие. Проведённый в соответствии со всеми формальностями митинг – это уже какое-никакое политическое событие, а его резолюция – вполне легитимный документ. Который теперь будет направлен со второй попытки в Конституционный суд России. Первую предпринял адвокат Краснова Андрей Сабинин в ходе судебного процесса, но Ставропольский мировой суд её пресёк.

Станислав Маслаков

Именно это объясняет и титанические усилия организаторов, пробивавших митинг, и их опасения, что он будет сорван. Но акценты они расставили правильно. Дело не в самом Краснове и не в правоприменении статьи 148. Одна она навредила всем верующим страны куда сильнее, чем атеистам. Потому что вряд ли можно было бы придумать более убедительное доказательство того, что никакого Бога нет, а есть лишь набирающее силу мракобесие, за которым стоят вполне земные люди с вполне материальными интересами.

оскорбление чувств верующих, Ледовской, Полубояренко, Краснов, религия, митинг

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»