Магия звукорежиссёра

Сергей Гаврилюк

Все тайны человека, сидящего за пультом

Магия звукорежиссёра
Сергей ГаврилюкМагия звукорежиссёра

Как и в любом другом городе, в Ставрополе творческие люди всячески стараются запечатлеть свои увлечения. У художника — картины, у скульптора, соответственно, скульптуры, у музыканта — альбомы. Вот только записать музыку не так-то просто. Звук — вещь очень хитрая, чтобы научиться его укрощать, нужно быть мастером своего дела. С таким мастером я совсем недавно пообщался прямо в студии. Игорь Рзаев рассказал, в чём особенности работы звукорежиссёра.

Для Игоря звукорежиссура давно перестала быть просто хобби. Во всём серьезный подход: он работает в собственной студии. В вокальной комнате музыкант репетирует свою песню, готовится к записи. Игорь в это время подключает нужные микрофоны, настраивает аппаратуру, перекидываясь фразами с музыкантами: «Старичок, без проблем, всё сделаем в лучшем виде». На стенах висят гитары, на полках нашлось место для героев вселенной «Звёздных войн».

- Игорь, расскажи, в чем вообще различия между звукорежиссёром и звукооператором? Какое понятие применимо к тебе?

- Ни то и не другое. Скажем так, я себя больше позиционирую как продюсера студийной записи. Правильнее это назвать «звукоинженер». То есть человек, который знает, как с помощью всей этой техники, проводов и динамиков получить тот звук, который музыканты слышат в своей голове. Его задача понимать, чего хочет группа, продюсер. Звукорежиссёр — это человек, который, например, озвучивает концерты, то есть устанавливает звук. Здесь, в принципе, происходит всё то же самое, но процессы более глубокие, идет именно инженерия звука.

- Как тебе пришла в голову мысль взяться за такую работу?

- Я музыкой занялся... Ну, как сказать, «занялся»? Гитарка, Виктор Цой, аккордики и тому подобное, такое у всех было. Мне тогда было лет 12. Потом я понял, что музыка просто так на дисках не появляется, её записывают с помощью каких-то технологий. Я пошёл на рынок и купил за сто рублей какой-то палёный диск с FruityLoops (программа для работы со звуком и создания музыки. — Прим. авт.). У меня при этом тогда даже компьютера не было, я всё это постигал в компьютерном клубе. Было сложно всё это осваивать впервые, просто что-то - «пым-пым» - натыкал. Но тогда я понял, чего я хочу: делать музыку такой, как она звучит у меня в голове. Возник вопрос: как это сделать, как достичь этого соответствия? Я заинтересовался технической литературой. Русскоязычной литературы по этой теме не было, приходилось всё читать на английском.

(У Игоря звонит телефон: «Да, старичок, я тебя слушаю... Да, всё с собой, у меня в машине. Если я ключ тебе дам, чтобы ты сам всё взял, не сильно обидишься?.. Всё просто: подходишь к машине, открываешь, забираешь, закрываешь и уходишь. Всё, я тебя жду».)

- В принципе по студии, по полкам видно, что я ярый фанат вселенной «Звёздных войн». Я в принципе люблю кино. Но не просто смотрю, а именно оцениваю работу оператора, режиссёра, актёров. Очень люблю научную фантастику, Рэй Брэдбери и Герберт Уэллс — мои любимые писатели.
Сергей Гаврилюк- В принципе по студии, по полкам видно, что я ярый фанат вселенной «Звёздных войн». Я в принципе люблю кино. Но не просто смотрю, а именно оцениваю работу оператора, режиссёра, актёров. Очень люблю научную фантастику, Рэй Брэдбери и Герберт Уэллс — мои любимые писатели.

- А что это была за литература? Книги, журналы?

- Да, издания по звуку. Приходилось пользоваться базовыми знаниями английского, расширять их, чтобы всё это понять. Профессия звукоинженера творческая, но в то же время слово «инженер» предполагает за собой наличие профессиональных знаний и навыков. Нужно понимать, как звук распространяется, проходит через колонки. Я стал наращивать эту базу и понял, что есть одна большая проблема. Человек, допустим, слушает PapaRoach, сочиняет свою песню и в голове её слышит так же круто, как у «роучей». Проходя через недостаточный уровень знаний студийной техники, эта музыка в итоге звучит не так круто. Происходит искажение. Вот тут я понял, что у меня этот уровень знаний уже есть, чтобы помочь другим. Каждый раз, когда я занимаюсь каким-то проектом, мне удается решить такие проблемы. Я вижу группу, слышу их музыку: идея - «пять», исполнение - «три». Это не хорошо; идея должна быть на «пять», а исполнение на «шесть»!

- В принципе по студии, по полкам видно, что я ярый фанат вселенной «Звёздных войн». Я в принципе люблю кино. Но не просто смотрю, а именно оцениваю работу оператора, режиссёра, актёров. Очень люблю научную фантастику, Рэй Брэдбери и Герберт Уэллс — мои любимые писатели.

- И так ты взялся за создание этой студии?

- Студию я давно хотел. Я всех тонкостей не знал, но хотел, чтобы всего было много, и я умел этим пользоваться. Когда нарастил базу знаний, решил перейти на серьезную программу для работы со звуком. Всё-таки FruityLoops тянет вниз и не рассчитан на серьезную музыку, мой выбор пал на Logic. Впервые открыв её, я понял, что ничего не смыслю в звукорежиссуре, заново всё изучал, перестраивал себя под новую программу. Впервые её испытал на записи нашего дебютного альбома. Компьютер стоял на деревянной табуретке, я сидел на коленках и писал группу. Барабанщик «дул» мне бочкой прямо в ухо. Но тогда этой студии ещё не было.

- Ну у тебя получилось записать альбом так, как он звучит в голове?

- Нет. Но со временем же, как говорится, стерпится — слюбится, так что всех всё устраивало, кроме меня. Я-то помню, чего я хочу. Поэтому стал читать о том, как пишется современная музыка, какие детали и аспекты нужно учитывать. Мне попалась книга «Сведение разумом», и она просто открыла мне глаза на всё. Как визуализировать каждую вещь, над которой ты работаешь. Я понял, что такое композиция. Это не просто вокал, гитары и вокал, но множество разных элементов. Я не понимал, что такое пространство для каждого инструмента, сколько его должно быть в записи, как заставить трек «дышать». Это был мой гиперскачок в вопросах звукозаписи. Тогда я понял, что готов конкретно помогать.

- Начался сбор аппаратуры, подготовка студии...

- Саму студию я строил два месяца. Помогали мои коллеги по группе inmyhead, собирали каркас для комнаты с барабанами, вокальной комнаты, белили, всё это долго завозили. Мы понимали, что денег немного, поэтому появилась цель собрать студию за приемлемую цену, но такую, чтобы музыканты, уходя отсюда, уносили трек с фирменным звучанием.

Магия звукорежиссёра
Сергей ГаврилюкМагия звукорежиссёра

- Это оказалось не только для тебя гиперскачком, но и для всего города. В Ставрополе не так много студий, чаще выходят записи, сделанные «на коленке» с каким-то подвальным звуком. А тут вокальная комната, комната для записи живых ударных.

- Я хотел этого, верил и понимал, что всё можно сделать в Ставрополе. Не нужно никуда уезжать, забивать голову ненужными вопросами. Музыканты должны приходить в студию, общаться со мной, а я должен понимать, каким должен быть их звук. Я всегда готов помочь, подсказать. Если вижу, что человек понимает, может чему-то научиться, мы работаем вместе. Я хочу переучить людей, что альбомы и музыка должны сочиняться в студии. Надеюсь, что музыкальный уровень в Ставрополе поднимется. Миссия не в том, чтобы тут была крутая студия, а я загибал пальцы и разглагольствовал о крутости, а в помощи музыкантам, в том, чтобы делать их материал круче. Чтобы в любой точке страны и мира композиции наших музыкантов оказывались в плейлистах и не возникало вопросов к звуку.

- Понимать, чего хочет другой музыкант, - это уже не просто звукорежиссёр, инженер. Это ведь уже и психолог, причём очень хороший.

- Абсолютно. Со всеми нужен подход, нельзя просто сказать музыканту, что он плохо играет. За это можно и по лицу получить. Нужно подсказывать советовать, быть эдаким голоском из-за спины, чтобы музыкант сам верил в то, что он делает. А я на выходе сделаю крутой звук, заставлю материал группы звучать.

- Ну и в итоге мы прекрасно все понимаем, что итоговое звучание группы на пластинке — это исключительно заслуга студии.

- Так и есть, но это осознание должно оставаться за сценой.

Магия звукорежиссёра
Сергей ГаврилюкМагия звукорежиссёра

- Расскажи немного о том, как проходят дни звукоинженера.

- Я и сам музыкант, стараюсь играть на инструменте, понимать его, пишу свой материал, в котором всему учусь. Одновременно расту технически и творчески и как музыкант, и как звукоинженер. Есть команды, для которых я просто записываю и свожу, есть те, кто имеют какие-то задумки, но не могут сыграть это так, как они хотят. С последними я сижу и помогаю, запускаю «звукорежиссёрскую» магию. Приходится и ночевать здесь иногда. Ночью для творчества больше места. Днём город шумит, шумит и всё в тебе, а ночью в тишине даже сонным ты можешь записать все намного круче. У ночи есть своя особенность. Здесь жить надо. Студия и квартира вообще должны быть одним целым.

- Ты записал массу рок-музыкантов, работаешь с множеством местных команд, в основном это тяжелая музыка. Есть мечта записать ещё какое-то направление?

- Я специализируюсь на тяжелой музыке, понимаю, как хорошо записать альтернативный рок, метал, но я с удовольствием берусь и за другие жанры. Я бы с удовольствием поработал с поп-музыкой. Не с «попсой», а именно с поп-музыкой, как, например, у Элтона Джона или Робби Уильямса. Там очень сложные и интересные аккорды, позиционно эта музыка порой сложнее рока. Я бы хотел записать хорошего вокалиста с хорошей музыкой. Постепенно всё это будет.

звукорежиссёр, профессия, мир увлечений

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов