Наследственный «вирус творчества»

Елена Павлова

Форум славянских искусств завершил свою работу, оставшись в воспоминаниях и душах людей. Концерты и творческие встречи для кого-то были возвращением в юность, для кого-то – открытием.

Зинаида Кириенко на церемонии закрытия Славянского форума искусств «Золотой Витязь».
Александр ПлотниковЗинаида Кириенко на церемонии закрытия Славянского форума искусств «Золотой Витязь».

К сожалению, целое поколение в нашей стране выросло без советских фильмов. Многие 20-летние не видели картин, являющихся классикой отечественного и мирового кино. К счастью, у них теперь появилась возможность это великое наследие для себя открыть. С такого открытия началась для студентов СКФУ встреча с народной артисткой России Зинаидой Кириенко. На экране шли кадры великого фильма Сергея Герасимова «Тихий Дон» – разверзаемое сполохами грозы небо и иступленные мольбы Натальи, проклинающей и призывающей господни кары на голову вопреки всему любимого ею человека… На этих кадрах студенческий зал замер в первый раз. Таких моментов полного сопроникновения и сопереживания актера и зрителя на этой встрече было несколько.

Родом из детства

Сергей Аполлинарьевич Герасимов действительно был выдающимся режиссером и педагогом. Смог же он рассмотреть в тонкой, как тростинка, девушке – своей ученице, и казачью закваску и недюжинную силу духа и таланта, которые позволили ей воплотить на экране образ трагический образ Натальи. Может быть, эту силу он увидел, когда молоденькая студентка рассказывала ему о своей маме, о репрессированном отце, о бабушкином доме на берегу Каспия, о песнях, которые душевно спевали всей семьей, о жизни в казачьей станице Новопавловской… Зина тогда словно в детство вернулась, вспоминая родных, она смеялась и плакала, вспоминая важные события и детали… А потом вдруг осеклась:

– Вам, наверное, все так рассказывают…

Мудрый учитель показал головой:

– Так, как ты – никто…

Рассказала о своей семье Зинаида Михайловна и на этой встрече со студентами, заметив, что нынешнее отчество и фамилию она приобрела как раз на Ставрополье, когда ее с братом усыновил отчим – Михаил Кириенко. А до этого она носила фамилию матери Иванова, а еще раньше была Идой Широковой (по отцу).

Мама, вышедшая замуж в шестнадцать лет, хотела назвать дочку Аидой – уж больно тронула ее судьба греческой актрисы из одноименного романа. Но регистрировал новорожденную отец, который записал ее Зинаидой – вроде и по-христиански, и Аида в составе имени присутствует.

Он тоже был человеком творческим – учился в Тифлисском юнкерском училище на музыкальном отделении. В Гражданскую войну юнкеров погрузили на пароход и отправили в Англию. Спасали таким образом пацанов. Но на чужбине не прижились. Георгий Широков промыкался девять лет, пока не услышал о решении Совнаркома – о возвращении в Советскую Россию людей, оказавшихся в эмиграции. Правда, вид на жительство для репатриантов был территориально очень ограничен. Георгию разрешили поселиться в одном из аулов Дагестана, где как раз прокладывали дорогу. А инженером на этом строительстве был некто Петр Иванович Иванов. И у него была дочь Шурочка – будущая мама известной советской актрисы.

Родного отца Зинаида Михайловна почти не помнит, знает о нем больше по рассказам бабушки. Слишком разные были родители, быстро развелись, что, скорее всего, и спасло всю семью во время репрессий. Георгию Широкову быстро припомнили эмигрантское прошлое и расстреляли. А вот его жена и дети, носившие материнскую фамилию, уцелели. Только шестьдесят лет спустя народная артистка России Зинаида Кириенко смогла отдать дань уважения отцу, уговорив режиссера фильма «Любить по-русски – 2» Евгения Матвеева дать ее героине фамилию своего отца. Матвеев согласился. В этом фильме Зинаида Михайловна Кириенко играет прокурора Зинаиду Георгиевну Широкову…

Многое в характере и в творческой судьбе Зинаиды Кириенко – родом из детства, и шарм, и нынешнему возрасту вопреки, бешенный трудоголизм:

– Мама днями и ночами пропадала на работе. Всю жизнь работала на руководящих должностях, трудилась на износ. Хотя красавица была редкая, с точеной фигуркой, а по натуре – решительная и бесстрашная. В Махачкале на рыбоконсервном заводе возглавила кружок ворошиловских стрелков. И на коне, как джигит, скакала, два набора кавалеристов воспитала… Перед войной маму направили на курсы специалистов зернозаготовки в Днепропетровск. Училась она денно и нощно, до того, что сосуды в глазах лопнули – кровь закапала. Так что учеба закончилась больницей. А восстановилась, и тут же поехала на новое место работы в Дербент – директором пункта заготзерна. А мы с братом остались с бабушкой и дедом в Махачкале – в их домике на берегу Каспийского моря. Бабушка тянула на себе нас всех: кормила семью, обстирывала в выварке (так называли золу, вываренную в тряпках), прекрасно шила… Великая труженица была.

А в 1943-м мама получила новое назначение – директором элеватора в ставропольской станице Новопавловской, только что освобожденной от фашистов, где все нужно было восстанавливать. Там я училась с третьего класса.

О самой станице Зинаида Михайловна говорит мало – все больше о семье, где бродил, как она выразилась, «творческий вирус». Певучая была семья. И дядя Миша, отчим, оказалось, тоже хорошо поет. Особенно задушевно он пел украинские песни. Маленькая Зина слушала их, словно завороженная.

И жизнь, и слезы, и любовь

Конечно, она хотела стать актрисой. Но с первого раза во ВГИК прошла только вольнослушательницей. Жить в Москве без общежития и стипендии у нее возможности не было. Расстроенная, девушка стояла в коридоре вуза. И тут ее окликнула Тамара Макарова:

– На следующий год мы с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым будем курс набирать… Приезжай…

…И Зина приехала и стала студенткой.

А к родным она уже приезжала только в гости. Творческая судьба складывалась успешно, поклонников было много, в том числе именитых и состоятельных, но выбрала известная молодая актриса простого парня, которого встретила в Грозном, где снимался фильм «Казаки». В массовку набирали местных ребят-спортсменов. Валерий подходил по всем параметрам. Настоящий казак – статный рослый красавец выглядел много старше своих восемнадцати. Любовь возникла с первого взгляда. И осталось на сорок четыре года, которые они прожили душа в душу.

Уже 12 лет, как мужа нет на свете, а Зинаида Михайловна каждый день вспоминает о нем и в своих концертах всегда исполняет песню, посвященную Валерию… До этого она никогда не писала стихов, это посоветовал ей друг семьи актер Александр Ковалевский.

– Ты постарайся написать то, что чувствуешь. Скажи это в стихах, иначе ты с ума сойдешь, – сказал он ей тогда. – А я положу их на музыку.

И получилась хорошая искренняя песня, незатейливые слова которой ложатся на душу. Так всегда бывает, когда в песне есть «и жизнь, и слезы, и любовь»…

Когда эта песня звучала, зал тоже замер.

И еще раз такое щемящее чувство сопричастности и сопереживания возникло тогда, когда транслировались самые трагичные кадры фильма «Судьба»: на глазах матери полицаи убивают сына… Там, конечно, потрясающая актерская, режиссерская, операторская работа. Темная церквушка на возвышенности над белым полем и материнский вой, взывающий к небу: «Господи! Да есть ли ты…». И зал словно чувствовал, как стылый ветер, несущий вдоль заледенелого поля колючую поземку, вымораживает не только заснеженное поле и одинокую церквушку на холме, но и душу.

…Как смотрели эти кадры ребята! Стояла абсолютная тишина. Это и было безмолвие сопричастности. Оно продолжалось и после того, как погас экран, и в этой полной тишине Зинаида Кириенко запела песню, которой завершается фильм «Судьба»: «Даль великая, даль бескрайняя».

И на финальных словах:

Солнце общее и сердце общее

У моей земли и у меня… – зал поднялся. А потом долго звучали аплодисменты…

... Ефросинья в фильме «Любовь земная» и «Судьба» – это, конечно, одна из лучших ролей Зинаиды Кириенко. И уж точно одна из самых знаковых…

Знаковых еще в том смысле, что режиссер Евгений Матвеев вернул актрису Кириенко советскому кинематографу. До этого было семь лет вынужденного кинематографического простоя. «Опалу» организовал один могущественный чиновник, фамилию которого народная артистка не называет в интервью. Отвечает коротко: «Бог ему судья»…

Но годы без кино не были для Кириенко периодом безвременья. Она колесила по всей стране, встречалась со зрителями, давала концерты. Словом, стойко «держала удар».

Но, конечно, очень благодарна Матвееву за то, что пренебрег начальственными запретами и настоял на утверждении именно Зинаиды Кириенко на роль Ефросиньи.

Сейчас она жалеет только об одном: что так стремительно летит время. Глядя на экран, с грустью произносит:

– Никого из тех, кто в кадре, уже нет… Смотришь старый фильм, и ощущение, будто вчера все это было, а между тем сорок или пятьдесят лет прошло. Когда это все пролетело?..

И тут же улыбается. Зинаида Кириенко с полным на то основанием считает себя счастливым человеком:

– Какое же это огромное счастье, что у меня есть мои родные и любимые: два сына, три внука, две внучки, правнук и две правнучки. Значит, мне есть, ради кого жить, ради кого продолжать работать. Я по-прежнему играю на сцене, езжу с концертами по стране. И все это наполняет жизнь смыслом.

Золотой витязь, Кириенко

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости