«Но был один, который не стрелял...»

Василий Скакун

Каждый из нас хоть в малой степени чувствует необходимость внутреннего самосовершенствования, за которым непременно следует столь желанное для каждого из нас внешнее преобразование.

Интересно, как свято чтит Италия память о жизни своих императоров, не пытаясь подсластить реальность их бытия. На пере-
праве новой и старой эры жил некий Гай Цезарь Германик, вошедший в историю под именем Калигула. Только три года, с 34 по 37 годы новой эры, он правил Великим Римом, но более жестокого человека в империи за всю ее бытность не было. Современники того времени писали, что в Риме ежедневно кого-то пытали и убивали, причем всё сопровождалось гнусными издевательствами. Калигула, например, предлагал мир отцу юноши, которого он убил только за то, что тот превосходил императора красотой или кротостью нрава. И если отец отказывался прийти к правителю, то немедленно поступал приказ убить и его тоже.
Между тем любовь к своему коню Инциату была столь велика, что он распорядился построить ему конюшню из мрамора и слоновой кости, а также отвел ему целый дворец с прислугой и утварью. Более трех лет страна не выдержала издевательств над собой, и в 37 году новой эры Калигула был убит заговорщиками.
Я помню, мне как-то попался на глаза сюжетный фильм об истории Второй мировой войны. И как сейчас помню такую хроникальную картинку: из кармана убитого немецкого солдата достают портмоне, в котором хранятся милые фотографии его улыбающихся детей, он с женой, и в специальном конвертике прядь женских волос, быть может, с запахом любимых духов супруги. И такая сентиментальность никак не вяжется со следующими кадрами, где такой же немецкий солдат, взяв младенца за ногу, с размаху бьет его головой об угол дома. Как совместить все это в одном смысловом ряду – прядь женских волос и убийство невинного младенца? Как может все подобное умещаться в одном человеке? Значит, локон – это часть его сердца, а убитый малыш – результат работы ума. Идеология фашизма столь заполонила умы немецких солдат, что их сердца были открыты только для своих семей. И в этой идеологии ненависти нацисты дошли до крайности, разместив на бляхах солдатских поясов надпись «Goot nut uns» - «С нами Бог». Большего цинизма придумать было невозможно, и поэтому они были обречены на полный разгром, не на проигрыш, а на капитуляцию.

Совсем недавно (15 февраля 2009 г.) по TV показали редкий фильм о 30-летии начала афганской войны и конкретно о штурме дворца президента Амина. И что теперь (через эти 30 лет) становится уж совсем непонятным, так это то, что Амин ожидал предательства и агрессии от кого угодно, но только не от СССР. Его несколько раз травили, и он не доверял своим врачам и обслуге. Его лечили только советские врачи. И, что поразительно, буквально через час после того, как наш медперсонал оказал медицинскую помощь после очередного отравления, начался штурм, в ходе которого его (Амина) и убили наши спецназовцы. И руководство СССР наивно думало, что на этом всё и закончится, но закончилось всё это через 9 лет 1 месяц и 21 день. А расплатиться пришлось за насильственную смерть Амина почти 15 тысячам наших мальчишек, 200 пропавшим без вести, десяткам тысяч раненых и сотням тысяч психически надломленных людей, и не только тем, кто воевал, но и их матерям, женам, детям, вдовам и т.д. Фильм заканчивается на этакой оптимистической ноте, что солдаты (имеется в виду офицерский корпус КГБ), штурмовавшие дворец Амина, тут ни при чем – они просто выполняли свой святой солдатский долг. И тут же на ум приходит песня Булата Окуджавы (кстати, написанная им как раз в годы афганской кампании) о простом солдате, который никогда и ни в чем не виноват:

А если что не так, не наше дело,
Как говорится, Родина велела.
Иду себе, играю автоматом,
Как славно 
быть солдатом, солдатом.

Почему две тысячи лет новейшей истории жизни на планете Земля не научили нас, людей, стать более милосердными, более сострадательными, более ранимыми к чужой судьбе? Кто или что провоцирует весь этот запал жестокости, ютящийся в наших умах? Давайте вместе порассуждаем, ведь наверняка тот сентиментальный немецкий солдат, у которого нашли фотографии его милых деток, был заботливым отцом и достойным мужем, и даже, быть может, добрым соседом. Как же так, обладая таким набором свойств доброжелательной направленности, он (или такой же, как он, так как большинство немецких солдат носили на сердце фотографии своих белокурых жён и детей) убивает женщин и детей, быть может, такого же возраста, как и его дети на фото. Почему такое стало возможным? Где находилось его сердце в это время, почему молчала совесть, почему работал только одурманенный нацизмом ум, почему?

Давайте посмотрим, что по этому поводу говорили Мудрые. Рабиндранат Тагор – индийский писатель и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии мира, говорил: «Люди жестоки, но человек добр». Да, люди не по своей природе жестоки. Они становятся жестокими, когда несчастливы или когда отдаются идеологии. Одна идеология против другой. Одна религия против другой. А люди оказываются раздавленными между ними.
Вполне возможно, что люди, распявшие Христа, были нежными мужьями и любящими отцами, которые, однако, практиковали жестокость для поддержания религии или идеологии. Если бы верующие всегда следовали велению сердца больше, чем логике своей религии, мы бы не увидели ни сожженных еретиков на кострах инквизиции, ни вдов, восходящих на погребальный костер умершего мужа, ни невинных людей, убитых в войнах, которые велись во имя Бога. Ибо у сострадания нет идеологии.
Каждый из нас хоть в малой степени чувствует необходимость внутреннего самосовершенствования, за которым непременно следует столь желанное для каждого из нас внешнее преобразование. Что мы в этом случае реализуем – это сознательное снижение давления со стороны гордыни, эгоизма, зависти, страха, недоброжелательности, агрессии, гнева, вожделения, лени и т.д. – и это все производные нашего ума. Думается, что полное искоренение подобных качеств практически невозможно (быть может, только у истинных святых), так как эти, скажем так, средства вложены в нас для постоянного напоминания нам о необходимости постоянного внутреннего совершенства. Но всё это - средства и методы личного самоанализа и личной работы над собой. Но на общечеловеческом плане различия идеологий и недружелюбия религий на самом деле является ничем иным, как камнем преткновения для возникновения новых межнациональных и межрегиональных взаимоотношений в мире. 

Все начинается с искушения сказать, а затем и доказать, что мы лучше, чем другие, и т.д. Однако есть и средство по преодо-
лению этого порока – и это сострадание. Сострадание – это такой внутренний зов, которому абсолютно все равно, кому мы сострадаем, имея в виду национальность, вероисповедание и иные кажущиеся несоответствия. Они просто не принимаются в расчет нашим сострадающим сердцем. И именно способностью сострадать Высший Разум показывает нам путь, как избежать всех межэтнических и межрелигиозных непониманий и расхождений. И что главное и что должно быть понятным каждому человеку, - другого пути (кроме сострадания) нет для установления мира и справедливости на этой Земле, что и являет собой воцарение Царства Небесного на нашей планете, на что указывали все святые и все без исключения пророки.
Никто поделать ничего не смог...

Нет, смог один, 
который не стрелял.
(В.Высоцкий).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов