Окультуренные мечтатели

Сергей Гаврилюк

Ставропольская группа «inmyhead» о музыке, творчестве и воплощении мечты в жизнь

inmyhead (Фотосессия студии Flash)
inmyhead (Фотосессия студии Flash)

Наши герои – молодые ставропольские парни. Название группы буквально переводится «в моей голове». Когда в их голову закралась идея собрать группу и поиграть в редком для нашего города жанре «пост-гранж». Сегодня на их счету два полноформатных альбома, несколько синглов и три клипа, один из которых попал в ротацию в Англии. О своей музыке и муках творчества они рассказали корреспонденту «Вечёрки».

Студия, где занимаются парни, расположилась в лабиринте коридоров огромного здания на улице Спартака. Для начала озвучим имена музыкантов: Олег Горяйнов (вокал/гитара), Игорь Рзаев (гитара), Владимир Фоломеев (бас-гитара) и Николай Гунько (ударные). Их студия выкрашена в белый, обита звукоизоляцией. Отдельно выстроены комнатки для записи барабанов и вокала. На полочке над компьютером стоят фигурки героев из «Звездных войн». Побеседовать удалось только с троими участниками, барабанщика не было. Тем не менее музыканты рассказали много интересного о своем увлечении.

- Парни, начнем, наверное, с ретроспективы. Расскажите, как вы собирались?

Олег: Мы с Игорем познакомились, когда он занимался электронной музыкой. Я терпеть такое направление не мог, но его материал мне нравился. В один момент поступило банальное предложение собрать группу. Игорь играл на гитаре, и на свое выступление в качестве электронщика он попросил мою. Видимо, понял в итоге, что ди-джейский пульт – это не его.

Игорь: А до электроники я слушал Static-X, Evanescence. Эта музыка мне нравилась, я что-то сам пел, играл на гитаре. А потом решил, что музыку нужно записывать, чтобы показывать её людям. И ушел в электронную музыку, потому что не знал, как записать гитару.

Олег: Игорь в это время работал звукорежиссером в одном заведении, где наш будущий басист был завсегдатаем. Он пел разные вещи на английском. Часто пел Sunrise Avenue. На тот момент у нас была одна общелюбимая группа Theory of a Deadman. Игорь ему и предложил спеть одну их песню за коктейль из бара. Как оказалось, он эту группу знал, спел без проблем. Зашел в итоге разговор, сказали, что мы ищем басиста и барабанщика. Он и сказал: «Я как раз басист».

Игорь: Тогда было проблемно найти подходящего бас-гитариста, потому что попадались те, кто играл в каких-то жестких строях, они нам не подходили. Я же и вцепился в Вову: «Приходи к нам на репетиции!». Когда он пришел, помню, мы обалдели, когда он заиграл. «Лупил» лучше всех нас вместе взятых. Тут же забыли все эти шутки про глупых басистов. Он свои партии играл на очень высоком уровне. А мы, двое гитаристов, что собой представляли? У меня B.C.Rich Warlock за 10 тысяч рублей, у Олега нерабочая Yamaha. И тут приходит Вовчик и достает Fender Jazz Bass, выпущенный на юбилей компании Fender. Заряженная, сияет.

- Уже на тот момент вы назывались inmyhead?

Олег: Тогда это была группа From Another Planet («с другой планеты»). Хотели придумать какое-то простое название, чтобы его можно было скандировать. Но почему-то выбрали именно это. Аббревиатура F.A.P. понравилась. Точнее, засела в голове благодаря «мемам» из интернета (смеется). Это ужасно… А последним участником группы стал барабанщик Николай. Наш знакомый «скинул» ему нашу песню.

Игорь: Тогда у нас на ней бас был электронный, электронные барабаны. А гитару мы писали через… Господи, через «зум» шестой и какую-то звуковую приблуду в компьютере.

Фото со съемок клипа Tonight
Фото со съемок клипа Tonight

Олег: В общем, Николай послушал нашу вещь. Сказал, что ничего особенного, обычные американские чуваки. Ему говорят: «Да нет, они в Ставрополе живут. Барабанщика ищут». Он и оставил нашему общему знакомому свои координаты. Нам сказали, что ему лет под сорок. Нас это засмущало, представили себе здоровенного волосатого мужика с бородой, в кожаных штанах и косухе. А нам, наоборот, нужен наш ровесник. В итоге договорились с ним встретиться, увиделись. Оказалось, чуть старше нас. Обманули нас с сорокалетним мужиком.

- И где вы репетировали?

Олег: В «Драйв-С» в Северо-Западном районе. Помню, мы должны были выступать на каком-то фестивале. Подали заявку на участие, при этом у нас было готово всего две песни, третью я просто принес в черновом варианте, и мы всю ночь её готовили. Собственно, это и была песня, которая называлась «inmyhead».

- Это вы её название и взяли в итоге?

Олег: Мы записывали первый альбом, и наткнулись в интернете, что в мире есть масса групп с названием From Another Planet. Возникла идея сменить название. Как раз в это же время мы думали над названием для первого альбома, остановились на «inmyhead». Наш знакомый художник решил набросать варианты написания и показать нам. И когда мы увидели ещё черновой вариант с эмблемой, поняли, что это название группы, а не альбома. В итоге эмблема стала нашим логотипом. Если бы мы остались From Another Planet, сейчас это название нас никак не характеризовало бы.

- Название имеет под собой какую-то почву?

Олег: Вообще, сама песня о мечтателях и их заблуждениях. Она построена на абстракциях, метафорах, мы это любим. Ну и в принципе это вполне подходило нам. Мы тоже мечтатели, которые стремятся свои мечты воплотить в жизнь.

- У вас очень крутая студия, сомневаюсь, что у какой-то ставропольской группы есть такая же «заряженная» комната… Как вы её собрали?

Игорь: Вообще, к этой мысли пришел я, всей группой мы над этим не думали. Я всю жизнь занимаюсь аранжировками, получается записывать музыку, постоянно к этому стремился. Понял, что нужно развиваться: взял денег, ресурсов различных и подготовился к созданию студии. Начал с того, что купил себе компьютер и освоил звукорежиссуру высокого уровня и постепенно наращивал свои познания и аппаратуру. Теперь мы можем сделать все, что хотим. Да и я сам хочу помогать другим людям, которые хотят записаться, но не знают, как. Если бы у каждого из нас в свое время был такой человек, который может помочь, было бы лучше. Здесь я решил реализовать свое желание помочь другим в роли звукорежиссера. Если у группы нет достойных инструментов, поможем. У музыканта может быть какая-нибудь дешевая Yamaha Pacifica, а он хочет звучать, как Ангус Янг: пожалуйста, вот висит гитара, как у Янга, хочешь звучать модерново, вот висит ещё гитара. Для желающих звучать, как американцы Five Finger Death Punch, есть семиструнный Schecter.

Владимир: Касательно Игоря можно сказать, что это звукорежиссер с большой буквы. Обычно все как делается: ты пришел, воткнулся в аппарат и записался. А что получилось – то и получилось. А Игорь подсказывает, помогает и работает с человеком. В итоге группа, которая захочет записаться, пройдет за год наш трехлетний опыт, потому что здесь уже все готово, «на коленке» ничего писаться не будет.

Обложка дебютного альбома Suburbia
Обложка дебютного альбома Suburbia

- Inmyhead писались на этой студии?

Игорь: Писалось все в доме у нашего барабанщика. Причем в строящемся доме, на кухне. Вокруг кирпич и гофры из-под яиц. И то последние появились аж к концу записи второго альбома. Когда уже почти все было записано, мы подумали: а не повесить ли нам яичные гофры? (смеется) Повесили – не помогает, это миф. Они звук записи никак не улучшают.

Олег: Оба альбома были записаны в кустарных условиях. Тогда этой студии ещё не было.

Игорь: Когда писали первый альбом, у нас была обычная кухонная табуретка, на которой умещались компьютер, мышь и клавиатура, а прямо за мной сидел барабанщик. Была у нас звуковая карта на 8 каналов, хотя нам надо было записать 13 микрофонов с барабанов. Долго придумывали, каким микрофоном снять два барабана, а не один, как вообще все устроить, чтобы всю ударку уместить в 8-канальный пульт.

Олег: Тем не менее записали мы все за неделю. Другое дело – вычистить звук и свести треки. Это была кропотливая и очень долгая работа. Но и результат того стоил.

Игорь: На втором альбоме было чуть легче. У нас был кухонный стол, на котором все помещалось, а я сидел, как царь (смеется). У меня был деревянный стул со спинкой и надписью «инженер». Барабаны стояли у меня прямо под ухом. Приходилось постоянно отдыхать от звона железа, иначе лопнула бы голова.

Владимир: В чем особенность второго альбома, множество фишечек дорабатывалось в процессе записи. Одна вещь, например, могла быть готова на 100%, другая всего на 10%, и в процессе записи мы её совершенствовали.

Игорь: На Западе так и делается. Группа сочиняет материал, пишет, а потом играет. Так комфортнее самим. Любую наработку мы записываем, чтобы она потом нигде не потерялась, чтобы её никто не забыл.

Обложка второго альбома Inside
Обложка второго альбома Inside

- Парни, для Ставрополя вы показываете очень крутой уровень. Есть альбомы с достойным звуком, есть классные клипы, причем снятые не на руль от велосипеда.

Игорь: Хотя если бы люди видели, на что мы записывали альбомы (смеется), то это как раз и был бы руль от велосипеда.

- Звучит, по крайней мере, совсем не так. Как вы сами реагируете на свой уровень?

Игорь: Даже не знаем. Наверное, мы просто Ставрополь не видим как предел. Мы стремимся к большему и не обращаем внимания на географию.

Олег: Зачастую даже те, на кого мы равняемся, реально сами вышли из глубинок по их меркам: из того же Сиэттла или Йоханнесбурга, как, например, Seether. А спроси, что такое Йоханнесбург, где он находится? В Африке. При этом ребята качают. Как сказал Дейв Грол (Nirvana, Foo Fighters), люди собираются, делают то, что они любят, так, как им это нравится. Люби свое дело и твое дело полюбит тебя. Никто не ставит цель играть так, чтобы о нас заговорили.

Игорь: У нас не было прямой задачи собраться и кого-то уделать. Просто сели и решили, что будем делать.

- Ну и пост-гранжа в Ставрополе я не припомню. Были какие-то попытки…

Игорь: Мы, кстати, над этим не думали, просто играли то, что нам нравится. Даже то, что у нас получается, мы по-другому не можем. А сам термин «пост-гранж» мы-то и услышали, когда записывали первый альбом. Год-полтора мы играли, а потом только поняли, как это называется.

Олег: У нас менялось звучание, это по песням на альбоме слышно. Не потому, что мы пытаемся что-то лучшее найти: мы просто собрались, кто-то показал основу песни, кто-то подхватил. Не ставится изначально задачи сделать вот такую-то или другую песню. На втором альбоме есть, например, песня с речитативом, Hide my Soul. Когда-то давно я написал текст, мелодию, показал ребятам. Мы очень долго и муторно её тянули, вообще ничего из этой песни не рождалось. Это был проходняк, для нас это не было чем-то стоящим. И просто я как-то стоял в душе, и пришла мне в голову мысль: а почему бы не усложнить текст и не зачитать его речитативом, просто приколоться? Я помню, пришло время на репетиции дальше работать над злополучной темой. Я ради забавы предложил пацанам такой вариант.

Игорь: Мы услышали, сразу взяли аккорды, какой-то начальный риф на гитаре прописали по гармонии. И за вечер её сделали.

Олег: И не было никакой цели изначально закосить под Limp Bizkit с их рэп-кором. Просто так случилось. Забавный факт: ещё одна песня в альбоме могла стать такой же. Причем целенаправленно. Опять был ступор, снова предложил зачитать текст, срабатывает же, когда не знаешь, что делать! (смеется) В общем, я написал текст, мы записали её. Вышла какая-то лажа: все было идеально, рифы, мелодика, но не шел ей этот речитатив. Переделал текст, про запас сделал ещё один, авось пригодится. Записали часть с рэпом, прослушали, достойно. Ну и я предложил ещё один вариант, как раз с текстом, который был у меня про запас. Вдруг зайдет. Достаточно было пропеть одну строчку…

Игорь: И всё! Удаляем старый вариант, вот оно!

Олег: Поворачиваюсь к ребятам, а они просто смотрят на меня и с каменным лицом нажимают на «Delete». Вот так и получается. Так что Ставрополь не был для нас каким-то пределом, мы просто делаем музыку. И так совпало, что в этом жанре здесь никого нет.

Игорь: А очень жаль, мы реально хотим играть и общаться с музыкантами.

Олег: У нас больше русифицированной музыки, которая подходит под русский язык: рэгги, инди-рок…

Игорь: Ну и метал!.. (смеется)

Олег: Все то, под что русский слог ложится. Пост-гранж не совсем тот стиль, которому присуща русская лирика.

Игорь: Русский язык с таким жанром плохо сочетается. Были у нас в России попытки уехать в Америку с пост-гранжем. Louna перепевали свои русские песни на английском и играли их за рубежом. Но сам слог музыки, сам её шарм остался русским. Потому их американцы не восприняли.

Олег: Да и у них большая конкуренция в музыке. Это огромный конгломерат. Я понимаю, что для нас это достаточно сложно – лезть туда со своей музыкой. Таких, как мы, там массы, миллионы, это здесь мы одни такие.

Игорь: При этом нам просто нравится делать так. Нас спрашивают, почему мы не поем на русском, почему не хотим… Ну нравится нам делать именно так.

Олег: Мы просто готовимся к Евровидению (смеется).

- Клип Tonight занял призовые места на разных конкурсах, вошел в тройку лучших в Италии на фестивале ProcidaFilmFestival. Теперь его ещё и будут крутить в английских пабах. Это как у вас получилось?

Олег: Этим занимается наш режиссер Марк Кроль. Он выступает и как менеджер. Помогает с организацией концертов, причем сам. Нам не нужно особо искать, где выступить, Марк просто говорит нам, куда ехать, где играть. Он нас постоянно удивляет такими вещами, в том числе и этим клипом. Мы сами очень рады, здорово, что получилось именно так.

Владимир: Скромный парень и профессионал. Он как пятый участник группы. Он же и клипы наши снимает, поэтому мы даже не планируем работать с кем-то ещё. Даже если у нас появятся большие деньги на съемку клипа, мы будем обращаться к Марку. Мы знаем, что у него огромный потенциал и фантазии у него хватит.

- Ну а на каких площадках вы уже отыгрывали свой материал?

Олег: Играли на разогреве у американцев Papa Roach в Краснодаре. Там очень приветливая публика. Тусовка живет роком. Мы играли на разогреве, но нас приняли как главных героев. А после концерта американцы сразу как-то скрылись, ни автограф-сессии, ничего. А мы просто собрали гитары, аппарат и идем спокойно через парадный вход. Ну и накинулась на нас вся толпа. Три часа с ними общались. В любом случае мы там отыграем свой сольный концерт, там очень живая публика. Да мы, в принципе, любим любой город, в котором играем.

Игорь: Да, например, в Ессентуках играли в небольшом клубе. Приезжаем в какой-то торговый центр типа нашего «Капитала», заходим во дворик, а там на первом этаже гиро, на втором – пиво разливают. И перед нами ролставни закрытые. Стучимся, нас впускают, а внутри… Ужас… Ну, думаем, пацаны, повеселимся. В итоге весь саундчек свой мы ремонтировали аппаратуру, особенно ударную остановку. В одном барабане огромная дырень в пластике. Коля наш, как доктор Айболит, берется за этот барабан. Ещё один парень часа два собирал поломанную стойку: чуть ли не от ручки взял пружину, на резинке какой-то механизм сделал. Но какая там атмосфера была, какая публика крутая. Потом кто-то додумался басисту на колонку положить тарелку от барабанов. Так она от вибрации упала, перебила шнур (смеется).

Олег: Парни там друг друга подкидывали. Чуть не рассчитали, товарища своего прямо в потолок и бросили.

Фото с концерта в Краснодаре, Arena Hall
Фото с концерта в Краснодаре, Arena Hall

Владимир: В общем, площадок хороших нет, зато есть хорошая публика, которая просто заряжает энергетикой нас. Бывает и неподъемная публика. Играли в Невинномысске в одном рок-баре, так там все сидели и ели, пока мы играли. Правда, делали это между песнями. Во время игры они смотрели на нас и слушали, аплодировали. Как в филармонии. В конце даже просили сыграть что-то ещё раз. Потом подходили, благодарили. Даже окрестили нас там «окультуренные панки». На тот момент этот термин нам здоров подходил.

Олег: Публика всегда приветливая. Ну, почти. Попадаются иногда странные персонажи, которые «быкуют», если им в нас что-то не нравится. Впрочем, невозможно нравиться всем. Нужно просто делать то, что любишь.

рок, музыка, inmyhead

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости