Мне было 15 лет, когда началась война

.

письмо номера

Мне запомнились мои школьные годы. Из всех воспоминаний это – самое сильное. Мне было 15 лет, когда началась война. В то время я училась в восьмой школе города Ставрополя.

У нас, Евдаковых, была большая семья. Старшая, Мария, будучи замужем, жила отдельно. Отец наш сильно болел. На фронт его не взяли. А вот моих братьев – Павла, Василия и Сергея – мобилизовали в первые же дни войны. Поэтому я очень тщательно следила за сводками с фронта. Радовалась, когда немецких фашистов погнали от Москвы. Думала: где-то там и мои братья сражаются, ведь писем от них не было... Город жил неспокойной жизнью. Кто-то из соседей приносил письма с фронта, а кто-то пересказывал сводки о наступлении фашистов на Сталинград. А жили мы в нижней части города, на улице Молотова (ныне это улица Мира). Недалеко от нашего дома на столбе висел черный репродуктор. Возле него постоянно толпились люди и жадно ловили каждое слово сводок. Как-то раз нас собрали в школе и сказали, что надо идти в центр города и рыть там окопы. И мы их рыли вместе со взрослыми. Теперь на том месте находится Центральный городской парк...

В конце июля 1942 года нас, повзрослевших школьниц, послали в местный колхоз на прополку подсолнуха. По приезде поселились мы в сухом просторном и светлом амбаре. Вечером набрали по охапке сухого сена из стоявшего рядышком с амбаром стога и легли спать. Утром колхозницы привезли молоко, хлеб и мед. Наскоро позавтракав, мы вприпрыжку помчались на поле. Спешили потому, что утром легче было работать – не так жарко. Летнее солнце беспощадно жгло спину, голову и руки. Но мы усердно пропалывали этот подсолнух и все подсчитывали, какой же будет урожай.

Прошла неделя. Бригадир объявил, что 1 августа мы все возвращаемся домой. Нас привезли в город на бричках. И первое, что мы узнали – немцы наступают и скоро будут в Ставрополе.

Третьего августа мы слышали гул самолетов и взрывы. Первой загорелась нефтебаза. Черный дым и огромные сполохи огня заволокли все небо. Прибежал отец и рассказал, что бомба упала на Нижний рынок. В городе горели дома, гибли люди. Они падали прямо на улицах. Во время бомбежек каждый раз мы с младшей сестрой Раисой (ей только-только исполнилось пять лет) прятались под кровать. А родители нас оттуда вытаскивали, и мы вместе с ними бежали в подвал. Подвал стал нашим вторым домом, даже когда прекратились бомбежки. В городе хозяйничали немцы. Ходили страшные слухи о массовых расстрелах людей.

На улице мы почти не бывали. Боялись немцев. Хлеба не было. Мама пекла лепешки из сои. У нас был свой огород. Уродилась картошка. Мы ее выкапывали и варили. А еще отец с мамой ходили к полусгоревшему зернохранилищу и оттуда приносили тлеющую пшеницу. Мы по вечерам выбирали уцелевшие зерна. Мама в ступе их толкла и пекла хлеб.

Как-то прибежала соседка и сказала, что немцев расселяют по квартирам и домам. Вскоре к нам поселили молодого немца. Он прожил у нас несколько дней. Мы старались не попадаться ему на глаза. Как-то раз он принес колбасу и положил на стол. Через какое-то время колбаса со стола исчезла. Оказалось,что ее стащила кошка и обгрызла. Мама обнаружила пропажу, показала немцу и с побледневшим лицом стала рассказывать ему о случившемся. Но, к удивлению испуганной мамы, немец только махнул рукой и ушел. А потом мы стали замечать, что немцы собираются кучками и о чем-то оживленно разговаривают, жестикулируя.

Приближалось Крещение. Был сильный мороз. Но на улицах было оживленно. Прошел слух, что наши наступают. Люди начали выходить из домов. Мальчишки забирались на крышу и кричали, что видят со стороны села Надежда движущиеся черные точки на белом снегу. «Это наши наступают! Красноармейцы идут!» – кричали они. Тогда я не выдержала и тоже полезла на крышу. Действительно, вдали двигались люди. Это были бойцы Красной Армии. Вдруг над одним из домов взвился красный флаг. Мы все закричали «ура!»...

Несколько дней слышалась сильная стрельба. Люди рассказывали, что ожесточенный бой шел на железнодорожном вокзале и в центре города. А утром 21 января меня разбудила мама. Она смеялась и плакала: «Наши пришли! Доченька, наши!»...

Я выбежала на улицу. Там было много женщин. Они обступили одетого в полушубок красноармейца и пытались угостить его пирожками. Он отказывался и все время повторял: «Нельзя! Нельзя! Пожалуйста, не мешайте мне! Спасибо вам! Нельзя!». Это был связист. В руках он нес катушку и тянул провод.

И для меня началась совсем другая жизнь. Я поняла, как хорошо быть свободным человеком и какое счастье, когда нет бомбежек! Я ждала вестей от братьев. Павел воевал на Черноморском флоте. Василий после Победы в мае сорок пятого уехал воевать на Дальний Восток.

До сих пор неизвестна судьба Сергея. Пропал без вести...

Прошли годы. Ушли из жизни моя старшая сестра Мария, мои родные братья-ветераны. Возраст и болезни никого не щадят. Жива моя младшая сестренка Раиса. Ей 83 года. А я разменяла уже сотый десяток. Мне 93 года. И пока я жива, живы мои воспоминания. Память – это лучшая книга в жизни человека.

Н. С. Евдакова.

 

75 лет Великой Победы, освобождение Ставрополя от фашистских захватчиков

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»