«Все наши души направлены на одно – на оздоровление...»

Тамара Коркина

социальная сфера

Первые в своей номинации

Я не очень люблю громкие лозунги, звонкие пафосные заверения от имени «мы». А вот этот текст захотелось привести полностью. «Это наш дом, здесь мы проводим время вместе, смеемся, обнимаемся, делаем то, что любим. Здесь мы настоящие, мы общаемся и спорим, говорим «спасибо» и «извини», отдыхаем и дурачимся, мечтаем и планируем. Здесь каждый может быть собой. Здесь мы семья!». Я поверила, что именно так и живет Ставропольский реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья. Поверила, познакомившись с директором Екатериной Алексеевной Тютиной, ее замом Натальей Александровной Прядко, другими сотрудниками, увидев холл с игрушками и резвящихся здесь на диванах ребятишек. А поводом для моего прихода сюда послужило известие, что Центр одержал внушительную победу во Всероссийском конкурсе «100 лучших учреждений России – 2017», став первым в номинации «Лучшее учреждение социального обслуживания». А обслуживает коллектив из 46 человек 775 детей-инвалидов в год.

О чем плакали мамы?

Так уж развивалось наше общество, что тема инвалидности в нем была не то что запрещенной, а как бы не замечаемой, закрытой. Людей с ограниченными возможностями здоровья в одной из самых социальных стран вроде бы не было. Такое отношение к собственным согражданам сохранялось у нас вплоть до 1991 года. Потом в силу самых разных причин, в том числе гласности, открытия границ, было принято несколько законов о социальной защите инвалидов. Стали открываться специальные социальные учреждения.

Центр, о котором я сегодня рассказываю, открылся в Ставрополе в 2004 году.

– Не верится, что это было всего-то 14 лет назад, – вспоминает Екатерина Алексеевна Тютина. – На первых порах мы зазывали, упрашивали родителей с детьми-инвалидами приходить к нам в Центр, рассказывали о возможностях и перспективах реабилитации ребят. И сталкивались с замкнувшимися в своей беде людьми, смирившимися и воспринимавшими не совсем здорового ребенка как пожизненный крест. Сколько мам переплакало у меня в кабинете! Большинство были подавлены, жаловались на трудности, искали утешения, чувствуя себя виноватыми: почему именно в нашей семье родился ребенок с недугом, мы ведь не пьяницы, не наркоманы.

Приходилось доказывать, ссылаясь на авторитетные источники, что ребенок-инвалид может появиться абсолютно в любой, даже самой здоровой семье. Ученые, например, говорят о пятипроцентной вероятности. Экология, поставленное на промышленную основу «химизированное» питание, стрессы, социальные катаклизмы, врачебные ошибки, генетика, травмы при родах – это касается всего человечества. И считать, что семьи, где появился ребенок с проблемами, сами в этом виноваты, безграмотно и неправильно.

Работники Центра и сами убеждены, и родителей в этом убеждают: в большинстве своем дети-инвалиды абсолютно ничем, кроме своего недуга, от остальных сверстников не отличаются. Как и все дети, они могут быть невероятно талантливыми, духовно богатыми, веселыми, жизнерадостными и так далее.

Обладающие знаниями и опытом, работники Центра уговаривают родителей иметь второго ребенка, жизнь показывает, что чаще всего он рождается здоровым. Дети будут помогать друг другу, понимать и жалеть, и вообще – расти и набираться сил вместе.

Стали родители – папы редко, в основном мамы – приходить, приводить детей, и они слегка разочаровывались. Хотелось, чтобы помощь оказывалась сразу, с хорошим результатом, а им говорили: сначала ребенок пройдет диагностику, на ее основе будет разработана комплексная социальная реабилитация. Процесс этот длительный, кропотливый, он должен проходить как в центре, так и дома. При этом социальные педагоги видели: большинство родителей не любят и не умеют играть с детьми-инвалидами. Им легче купить планшет, компьютер, дорогие игрушки, чем ежечасно, настойчиво заниматься с ребенком. Сегодня один из основных принципов реабилитации – ребенок должен приходить в центр с сопровождающим. Члены семьи, родители обязаны знать, чему и как учат их ребенка специалисты, и продолжать эту работу дома.

По мере осознания...

На сегодня контингент Центра такой: 56 процентов всех маленьких клиентов страдают ДЦП, два процента – аутизмом, 10 – 15 процентов – психическими расстройствами. Есть дети с онкологическими заболеваниями, с диабетом. Все они приходят в Центр, как здесь говорят, пролеченными в медицинских учреждениях, с рекомендациями по реабилитации.

Именно на комплексную реабилитацию детей с ограниченными возможностями здоровья и направлены силы 46 специалистов, среди которых четыре врача, столько же медсестер, три психолога плюс дефектологи, логопеды, социальные педагоги, музыкальный руководитель. Как я поняла, каждый в свое время занимается одним и тем же ребенком, «шлифуя» его здоровье своим умением и специальными знаниями.

Начиналось все с медико-социальной службы и штата в пять человек, потом прибавилось психолого-педагогическое отделение, штат увеличился до 13 человек. На сегодня есть отделение диагностики и социальной реабилитации, в прошлом году открылось отделение физической реабилитации. Отделения, подчеркивают в центре, создавались по мере осознания родителями необходимости упорно работать с ребенком.

Первый выход на международную арену

В 2004 году Центр открылся, а в августе 2005 года первый ребенок уже восседал на лошади – в Центре увлеклись иппотерапией. Особенно зримые результаты, рассказывает Екатерина Алексеевна, были у ребят с ДЦП. Сидя на лошади, двигаясь вместе с нею, ребенок инстинктивно старается сохранить равновесие, чтобы не упасть. В этот процесс активно включаются как здоровые, так и пораженные болезнью мышцы, бездействующие в обычной жизни. Опыт собирали по крупицам.

Вскоре Центру представилась возможность принять участие в Международном конкурсе докладов по иппотерапии. Опытом ставропольцев заинтересовались многие, в том числе и немцы. Они пригласили специалистов Центра к себе, чтобы в аналогичном учреждении поделиться опытом использования иппотерапии в комплексной реабилитации детей.

– Вспоминаю поездку в Зиген, – говорит Екатерина Алексеевна. – И себя показали (опытом нашим немцы очень заинтересовались), и сами насмотрелись, и многому удивлялись. Представьте такую картину: ребенок находится в коме, подключен к аппарату, а с ним проводится урок английского языка. Немецкие коллеги объяснили: независимо от того, в каком состоянии находится ребенок, мы должны дать ему все, что причитается человеку его возраста. Дети-инвалиды и обычные ребята равны в правах и возможностях, и мы относимся к ним одинаково. В общем-то, – подытоживает Екатерина Алексеевна, – это и наша философия, наше кредо в работе с детьми-инвалидами.

Сегодня, к великому сожалению, живой иппотерапии в центре нет – много проблем по содержанию, в том числе и материальных. Но есть тренажеры, стопроцентно имитирующие езду на лошади. И огромный накопленный опыт используется уже при этих возможностях.

И уж если речь пошла о зарубежных коллегах... В прошлом году в Центр приезжали китайцы – привезли специалистов, готовых делиться опытом, учить, показывать. А уехали с заверениями, что еще вернутся сюда, поскольку не все, что увидели в Центре, освоили, осталось много ими не изученного.

Оптимальная система набора

В пору становления энтузиасты народившегося Центра сами искали свой контингент. Сейчас в Центре создана оптимальная система набора клиентов. На сайте объявляется запись на полгода, расписываются циклы – четыре недели комплексной реабилитации.

Согласно законодательству Центр обязан принимать всех обратившихся за помощью. Сейчас сюда едут из Петербурга, Ростовской области, Краснодарского края, много ребят из республик Северного Кавказа. И всех принимают, никому не отказывают. Стоит уточнить, что помощь детям с ограниченными возможностями здоровья бесплатная, гарантируется государством.

Бесценный опыт доброты

– У нас обязанности штатных сотрудников отработаны стопроцентно, каждый специалист занимается по оптимальной методике. Отсюда и оптимальный результат,– рассказывает Екатерина Алексеевна. – Мы добились своей цели: все специалисты социализированы, научились понимать и ценить друг друга, достигая максимума в реабилитации ребенка. Все наши души направлены на одно – насколько возможно помочь ребенку окрепнуть физически, приобрести навыки самообслуживания, раскрыться.

Общению, доверительности, участию в жизни друг друга дети учатся на групповых тренингах-коммуникациях. На эти занятия с удовольствием приходят здоровые дети. Это работа педагогов Центра, которые, общаясь с коллегами из общеобразовательных школ, заразили их своими идеями добра, открытости, гостеприимства. Хорошие педагоги понимают, что здоровым ребятам, особенно в нынешние времена, общение со сверстниками, у которых есть какой-то недуг, дает бесценный опыт доброты, понимания и терпимости.

– У ребенка с недугом свое понимание меры страданий. Есть дети, их значительно меньше, которые не осознают своих особенностей и не понимают проблемы. А есть, и их большинство, которые хорошо понимают, что они не совсем такие, как их здоровые сверстники. Для них особенно важен психологический уровень комфорта, который зависит от поведения и отношения к ним других людей, в том числе и сверстников.

Чего только не придумало человечество!

Я понимаю, сколь наивно было бы мое восторженное описание увиденного в Центре – это «громыхающие тучи на потолке, свисающие сверху стеклянные разноцветные струи, призванные побудить ребенка дотянуться, дотронуться до них непослушной ручонкой. Или сотворенные вымыслом и руками ребятишек мультфильмы, которые продемонстрировала мне на ноутбуке педагог дополнительного образования Татьяна Викторовна Бабина в кабинете мульттерапии. Фильмов здесь больше сотни.

Ну и комната социально-бытовой адаптации, где правит бал Екатерина Валерьевна Бондарчук, заведующая отделением диагностики и социальной реабилитации. В занятиях с детьми был перерыв, и хозяйка полностью отдалась демонстрации различных приспособлений, с помощью которых подопечных Центра учат навыкам самообслуживания. Только и скажешь: чего только не придумали люди!

Словом, что ни комната – то свой мир, свои задачи, свои поражающие попавшего сюда впервые человека предметы, тренажеры, приспособления. Удивляться, в общем-то, нечему: все это создавалось десятилетиями и всем человечеством.

Гранты за идеи

Другой разговор – оснащенность Центра, то, насколько он приобщен к самым передовым технологиям и разработкам, помогающим детям-инвалидам. Екатерина Алексеевна подчеркивает: с момента организации Центра он получал самую действенную и заинтересованную помощь от городского управления соцзащиты, которое в то время возглавлял Иван Иванович Ульянченко, ныне министр труда и социальной защиты населения края.

– Любое предложение находило поддержку, любые проблемы и трудности преодолевались сообща, – говорит Екатерина Алексеевна.

Да и сами специалисты Центра не сидели сложа руки. Они участвовали во всех конкурсах, выиграли десять грантов, предоставив на состязательной основе нужные и интересные всем идеи. Екатерина Алексеевна так и сказала: все наши гранты – за идеи. Один грант «потянул» на три миллиона, все они – в новом оборудовании, в новых приспособлениях.

Среди того, что вызывает особую радость и гордость руководства Центра – тренажер с компьютерной оснасткой. Он умеет определять возможности ребенка и самостоятельно дозирует и корректирует нагрузку, задавая программу, которая ему по силам. Есть имитаторы ходьбы – «Параподиум» и «Имитрон», которые обучают детей шаговым движениям. «Имитрон» специально изготовлен для Центра на нижегородском предприятии.

В общем-то, рассказать о том, что есть в Центре и что направлено на комплексную реабилитацию ребят, – задача практически непосильная.

Но все же упомяну еще о скользящем по перилам пролетов подъемнике, который поднимает ребят с ДЦП на третий этаж. Здесь расположился большой спортивно-актовый зал, тоже полный различных приспособлений. Мне продемонстрировали новинку – гамаки, которые принимают форму тела ребенка и помогают его мышцам работать. Особенно, подчеркнули, гамаки любят дети-аутисты, которые закручиваются в них, как в кокон, отгораживаясь от всего мира.

Ну и праздники, которые проходят в зале, не обошли вниманием. Их бывает много, с разными посвящениями и темами. В прошлом году, например, в этом зале отплясывал вместе с ребятами Дед Мороз из Устюга. Про то, насколько талантливы дети Центра, здесь тоже могут рассказывать часами. Дети пишут стихи, поют, выдумывают. Словом, живут согласно тем заверениям, с которых я начала рассказ о Центре реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья.

реабилитационный центр, социальная сфера, дети-инвалиды, Ставрополь

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»