«Золотая маска» в кино»: ставропольские зрители делятся впечатлениями

Ольга Метёлкина

15 апреля на Новой сцене Большого театра состоялась торжественная церемония вручения Российской Национальной театральной Премии «Золотая маска»

Фестиваль спектаклей, выдвинутых на соискание Премии «Золотая маска», – это масштабный форум, который представляет профессиональной общественности и широкому зрителю максимально полную и объективную картину российской театральной жизни. До последнего времени эту «картину» могли лицезреть лишь москвичи и жители ряда крупных российских городов, где были показаны фестивальные спектакли. Но в этом году впервые был представлен проект «Золотая маска» в кино» – прямые трансляции и показы в записи спектаклей-номинантов и спектаклей-лауреатов Российской национальной театральной премии «Золотая маска» в кинотеатрах десятков городов страны.

Сцена из спектакля Театра Наций «Иванов».  
Сцена из спектакля Театра Наций «Иванов».
 
 
 

Зрители одного из таких кинопоказов в Ставрополе поделились своими впечатлениями. В тот вечер они смотрели пьесу А. Чехова «Иванов» в постановке Театра Наций. Спектакль был удостоен Премии «Золотая маска» 2018 года в номинациях: «Лучшая работа режиссёра» (Тимофей Кулябин), «Лучшая работа художника» (Олег Головко), «Лучшая женская роль» (Чулпан Хаматова, Елизавета Боярская), «Лучшая мужская роль» (Евгений Миронов), «Лучшая мужская роль второго плана» (Игорь Гордин).

Ольга Лепилкина, профессор, завкафедрой журналистики Северо-Кавказского федерального университета:

- Чехов бессмертен! Спасибо режиссеру Тимофею Кулябину, который еще раз укрепил меня в этой мысли. Неидеальность, обыденность жизни, гениально прописанная=подчеркнутая художником Олегом Головко, кричащая пошлость, которую так не любил Чехов, и вместе с тем пронзительная чеховская нота печали о несовершенстве человека и мира и неожиданный выход на философское осмысление жизни и смерти. И Евгений Миронов (Иванов), и Чулпан Хаматова (Анна Петровна), и Елизавета Боярская (Саша), и Игорь Гордин (Лебедев), каждый по-своему создал нелинейных персонажей, которые, как в жизни, вызывали по ходу пьесы разные эмоции.

Отдельное спасибо «модератору» спектакля Ингеборге Дапкунайте – как правило, эта «роль» нашим актерам не удается. Она сумела насытить действо новыми смыслами, была естественна и органична и интервьюировала актеров с большим мастерством и изяществом, давая возможность мне, зрителю, увидеть и масштаб их личности, и ход и нюансы их работы над ролью.

Людмила Бронская, профессор Северо-Кавказского федерального университета:

- Режиссер Тимофей Кулябин убежден в том, что Чехов сегодня – с его сомневающимися, страдающими, иногда теряющими надежду героями – максимально современен. Так, герой пьесы Иванов (актер Евгений Миронов) отторгает пошлость и равнодушие окружающего мира: он убежден, что человек сложнее, мудрее устроен, чем это может показаться.

Безупречна и сценография спектакля (художник Олег Головко): герои существуют и в обычной квартире типичной московской многоэтажки, и в загородном доме «новых русских», все еще напоминающем ту самую дачу на шести сотках (правда, землицы прикупили поболе). Абсолютно гротескно выглядят декорации последних актов: действие здесь происходит в «предбаннике» Дворца бракосочетаний с типичной для этих мест заявкой на дешевую помпезность – «чтоб побогаче было».

Вячеслав Головко, заслуженный профессор Северо-Кавказского федерального университета:

- Осовременение классического текста, «наложение» нашей действительности на коллизии типично чеховской «комедии» – уравнивает «прошлое» и «настоящее», уравнивает именно в плане выражения сущности человека. Мир Чехова, его эпоха при такой режиссуре становятся соприродными и нашему времени, и, в принципе, любому другому, где человек исключён из системы ценностей. 2018 год со всеми утратами и рисками эпохи реставрации капитализма на сцене того же Театра Корша, где впервые был поставлен «Иванов» в 1887 году! Наше время в этой постановке не отторгается эстетикой пьесы Чехова.

Пьеса Чехова всегда многослойная, многоуровневая, и «бездействие» на сцене изоморфно невероятным душевным переживаниям «внутреннего человека» в каждом из персонажей. Иванов – конечно, измельчавший Гамлет, но ведь всё равно Гамлет, и его мир – не локальный. Он горизонтален, раздвигается по линейному принципу, а не растёт по вертикали, не усложняется с духовным становлением личности. Это, в сущности, если воспользоваться термином Юрия Лотмана, «вытянутое точечное» пространство, оно не расширяется в объёме за счёт обогащения духовно-нравственного мира человека. Оно является знаком нереализованного потенциала личности.

Невероятно глубоки и выразительны Чулпан Хаматова и Евгений Миронов. Мне менее понравилась Елизавета Боярская, она как-то эмоционально избыточна, где-то переходит даже в гротеск, но это, наверное, тоже объяснимо: ведь и мир пьесы, и мир всех героев – на пределе душевно-человеческих трагедий и смутных прозрений.

В сценографии изумительно объективируется метафора горизонтали, она объективируется композицией пространства сцены. Декорации так организованы сообщающимися смежными пространствами – это то комната, то балкон квартиры, то предбанник-курилка, то офис и т. д.,  что создают, символизируют горизонтальную линию. Декорации вытянуты по такой линии, они исключают метафору высоты. Когда это видишь, то, сопереживая героям, так и хочется сказать словами поэта Виктора Бокова: «Побудь со мной на высоте, оставь земной удел». Но для героев Чехова это сущностно, по определению – невозможно.

Отсюда – и метафора горизонтали финальной сцены в «зале ожидания» ЗАГСа, где должна состояться регистрация брака Иванова и Саши и где уходит, исчезает из этой линии обыденной жизни чеховский герой навсегда... Ряд абсолютно одинаковых (что принципиально важно для символики финала!) стульев опять-таки создаёт линию горизонтали, где вертикаль – как эквивалент духовного совершенствования и роста – совершенно немыслима, инородна, но в авторском психологическом подтексте – не исключена и даже идеальна.

Творческим коллективом создан шедевр театрального искусства, именно сценография создаёт феномен органичности, а не организованности спектакля как целого в соответствии с режиссерским замыслом. «Иванов» в Театре Наций - это явление искусства, которое заслуживает гораздо большей награды, чем «Золотая маска», – заслуживает благодарности потрясённого и прозревающего зрителя.

Галина Багдасарова, Елизавета Гаврилова, Алиса Бурмистрова, студенты Гуманитарного института СКФУ:

- Режиссер Тимофей Кулябин перенес действия пьесы в XXI век, тем самым вызвав массу положительных эмоций у зрителей. Каждый узнал в одном из героев себя. В этом спектакле принимали участие Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Елизавета Боярская и другие не менее яркие актеры. Им удалось передать трагичную историю своих персонажей. Вместе с ними зрители переживали каждую эмоцию.

Удачный тандем режиссера Тимофея Кулябина и художника Олега Головко доказал, что действительность современного мира ничем не отличается от предыдущих эпох, классика актуальна и вечна, а герои из произведений А.П. Чехова живут среди нас. Мы полностью погрузились в действие пьесы и остались в восторге. 

Читайте также: "Наш дворик" в Ставропольском театре драмы имени Лермонтова.

Театр Наций, золотая маска, фестиваль, театр, Чехов, СКФУ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости