Не бывает забытых войн

Елена Павлова

9 декабря в нашей стране отмечается День Героев Отечества. В этом году — уже в десятый раз

Это один из возрожденных праздников. В дореволюционной России он  отмечался как День Георгиевского кавалера. Для Ставрополя этот день особый — в нашем городе родилась и выросла героиня Первой  мировой Римма Иванова, единственная женщина, чей самоотверженный подвиг заставил государя-императора отойти от строго определенной регламентации и подписать Указ о награждении «Святым Георгием» не офицера, не дворянина и вообще не военного, а гражданского  человека — двадцатилетней сестры милосердия, которая 9 сентября 1915 года в переломный момент боя, не имея в руках даже винтовки, подняла в атаку оставшуюся без офицеров роту и погибла в этом бою...

 

Герои Самурского полка

Георгиевский кавалер Георгий Илларионович Макаров.
Георгиевский кавалер Георгий Илларионович Макаров.

Тогда об отважной сестре милосердия много писали и у нас, и за рубежом. Надо сказать, что и сто лет назад подвиги наших людей  пытались корректировать «оттуда». Только тогда — не из США, а из Туманного Альбиона. Один из больших военных чинов Великобритании в сентябре 1915-го высказался в тамошней прессе, что, мол, сестры милосердия не имеют права совершать воинские подвиги...

… У нас страна такая непотопляемая, потому что во все времена, при всех  императорах — генсеках - президентах в ней живут люди, которые считают своим главным правом — защищать свою Родину и готовы «жизнь положити за други своя». Потому в трудные времена они оказываются способны на поступки, которые  не вписываются ни в какие каноны. Это показала и Первая мировая война. До нее действительно главной воинской наградой страны — орденом Святого Георгия Победоносца награждались в основном офицеры и дворяне. После 1914-го в наградных документах значились люди разных званий и сословий.

Только о них и до сих пор мало что известно, хотя многие вернулись и прожили долгую жизнь. Но даже соседи чаще всего и не подозревали, что рядом с ними живет настоящий Герой Отечества. Прятали люди царские награды и наградные документы.

Выписка из наградного листа.
Выписка из наградного листа.

Зоя Георгиевна Макарова бережно разворачивает пожелтевшие листки, где уже почти стерты напечатанные на машинке буквы. Отчетливо видно только то, что вписано от руки: фамилия, имя и отчество ее отца, даты, и награды — в одном документе Георгиевская медаль, во втором — Георгиевский орден 3-й степени (за 1916 и 1917 год). Георгий Илларионович Макаров тоже не  был ни дворянином, ни офицером. Он принадлежал в мещанскому сословию, и на войну ушел простым солдатом — вместе с 83-м Самурским полком, до войны дислоцировавшемся в Ставрополе.

О  том, как героически сражался и какие испытания вынес на плечах Самурский полк, Зоя Георгиевна узнала только в свои зрелые годы, когда стали появляться публикации о Римме Ивановой. В ее детстве отец никогда при ней ничего о той войне не рассказывал. Даже когда к нему приходили друзья или однополчане и, возможно, вспоминались «минувшие дни и битвы, где вместе рубились они», отец просил маленькую Зою: «Иди, дочка, погуляй».

Она знала только, что отец воевал в Первую мировую и был ранен в голову, из-за чего потом всю жизнь маялся головными болями и никогда не позволял себе ни папиросы, ни рюмки спиртного. О том, за что получил орден, он рассказал Зое перед самой смертью. Она тогда оканчивала школу. У отца был рак, и долго говорить ему было тяжело. Он только успел рассказать, как под шквальным огнем противника восстанавливал связь, лежа в ледяной болотной жиже, сцепив зубами оборванные концы телефонного кабеля... Он был тогда ранен, без сознания — хорошо помнит врача в госпитале, своего однофамильца, а вот того, кто вытащил его из-под огня, ему так и не довелось увидеть и узнать...

Зоя Георгиевна понимает, что это была не Римма  — сестры милосердия, значившейся в списках части как «Римма Михайлович Иванов», к тому времени уже не было в живых. И подвиг свой она совершила, будучи не в Самурском, а в Оренбургском полку, но все равно теперь уже 83-летняя дочь георгиевского кавалера благодарна этой девчушке, навсегда оставшейся 20-летней, за ее великий подвиг, за то, что благодаря этому подвигу через 70 с лишним лет после той мировой войны к нам вернулась память о Самурском полке. Благодарна и за отца... Летом 1915-го, провожая свою «сестричку» на побывку в Ставрополь, бойцы передали Римме письмо: «Мы прямо скажем, что Вашими неустанными заботами и геройской смелостью многие  самурцы спасены от верной смерти... Примите от нас, русских солдат, земной поклон за то, что Вы для нас не щадили своей жизни»...

… Как знать, может, среди спасенных заботой и смелостью Риммы был и ее земляк — солдат Георгий Макаров... Много чего случалось на фронтовых дорогах. И так мало успел рассказать об этом Георгий Илларионович своей дочери. Для маленькой Зои он был лучшим человеком на свете. Таким и остался в памяти — тихим и скромным, с добрым сердцем и золотыми руками. Смастерить и починить он мог что угодно. Знали и уважали его многие, но и не подозревали, что  Георгий Илларионович — настоящий Герой, георгиевский кавалер.

– Первую мировую часто называли забытой войной, - Зоя Георгиевна качает головой. - Это не так. Нас старались заставить ее забыть. Но это невозможно. Забытых войн не бывает.

Еще в детстве, совсем малышкой Зоя стала понимать, как много на самом деле у нас героев. Ведь подвиг совершается не только на поле брани. 

 

Подвиги совершаются не только на поле брани

Когда началась Великая Отечественная война, Зое было семь лет. Детская память цепкая. Она хорошо помнит тот день в Ставрополе, что предшествовал фашистской оккупации города. Они жили на проспекте Октябрьской Революции. А основной бомбовый удар немцы нанесли по стратегически важным объектам. В том числе и по парку Ленинского Комсомола, где тогда был сборный пункт. Досталось и их дому. Когда начался налет, они даже со стола после обеда не успели убрать — побежали в подвал прятаться. Успели. На всю жизнь запомнила Зоя страшный грохот взрыва. Маму, которая инстинктивно схватила ее в охапку, прикрыла собой.

Фото маленькой Зои. Единственное, что уцелело при бомбежке.
Фото маленькой Зои. Единственное, что уцелело при бомбежке.

По счастью, все обошлось. Защитили людей толстые стены подвала. А вот дома фактически не было — только груда камней. Зоя с удивлением смотрела на развалины, на их самовар, почему-то оказавшийся на крыше соседнего дома (ныне — Дома дружбы), на цветные лоскутки своих бывших платьиц, обрывками повисшие на деревьях. Они остались, в чем были. Но их не бросили на улице, хотя из городских начальников самыми «высокопоставленными» были управдомы. Те, кто выше, эвакуировались заранее... И вот жилконтора нашла-таки возможность поселить семью в опустевшую квартиру. И соседи, несмотря на то, что по городу уже ехали немецкие танки и всем, безусловно, было страшно, помогали Макаровым переселяться, тащили им из своих домов  кто одеяла, кто подушки, кто чего-нибудь съестное. Мало что своего из-под развалин удалось вытащить — целыми оказались только фотография маленькой Зои, засыпанная пылью и помятая, да детская гитарка, которую впоследствии у ребенка отобрал какой-то немец. Мама гитару отдавать не хотела, так фашист пистолет вынул. Даже переводчик (местный) прямо взмолился:

– Софья Павловна, отдайте ему инструмент, не сиротите ребенка — он же не шутит.

Мама у Сони тоже была героическая женщина. В период голода она, простая прачка, не побоялась вступить в «бой» с директрисой детского дома, уличив ту в воровстве.

А в войну она, отстояв свою смену на работе, ночами шила варежки для фронтовиков и кисеты. А маленькая Зоя старательно набивала кисеты махоркой... Тогда в городе тоже было голодно, очень голодно, но люди помогали друг другу. Зоя Георгиевна вспоминает, как однажды у них в школе объявили сбор помощи для многодетных семей фронтовиков. Они сами с хлеба на воду перебивались. Борщ варили из лебеды, а вместо картошки часто кидали свеклу или другой корнеплод, оказавшийся в наличии. Но никто не отказался помочь. Мать сразу захлопотала, велела дочке отлить из бутыли масла в стаканчик, отсыпать жмыха, какой-то крупы... Делились последним...  Но когда пришли в то полуподвальное помещение, где ютилась мать с шестью детьми, когда увидели глаза этой женщины, Зоя и ее одноклассницы поняли, что сделали для этой семьи что-то очень важное. Женщина даже не могла ничего выговорить, она просто заплакала...

Зоя Георгиевна Макарова.
Зоя Георгиевна Макарова.

Говорят, что сейчас люди другие. Зоя Георгиевна думает иначе. Жизнь другая - да, общество другое, отношения между людьми изменились, но сами люди — те же. Кого-кого, а готовых подставить плечо, протянуть руку помощи тем, кому трудно, у нас еще много. И сейчас много. Помощь Донбассу это наглядно демонстрирует. Зоя Георгиевна после публикаций о крайней командировке, где мы ее указали в числе тех, кто помогал, очень огорчилась, что ее так выделили. Сказала, что не ее это заслуга. Она не организовывала — к ней в квартиру соседи просто приносили то, что хотели передать детишкам, которые сегодня живут в состоянии войны. Это жильцы ее дома 426/3  по улице Мира. Это священник Сергий Чулков, замечательный батюшка, который, кстати, каждую квартиру в их доме освящал. Вот им и нужно говорить спасибо.

С огромным удовольствием это делаем — именно в День Героев Отечества. Потому что человечность и неравнодушие в наше время — это тоже подвиг. Да собственно — и во все времена. Благодаря жертвенности наших людей, способности к единению в трудное время мы выигрываем все войны.

С праздником, Герои Отечества!

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Георгиевские кавалеры, День Героев Отечества, патриотизм, Римма Иванова, Самурский полк

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости