Венки на Стрижаменте

Наталья Буняева
Борис Колосов, погиб 13 августа 1942 года., авиация, ВОВ
Борис Колосов, погиб 13 августа 1942 года.

8 мая мы писали, как искали данные о том, кто же похоронен на горе Стрижамент? Статья называлась «Вы осколками падали в землю...». На самой высокой его поляне захоронен экипаж самолета дальней авиации, предположительно ЛИ-2. Выяснили, что двое из экипажа, стрелок-радист и штурман, установлены давно, их имена есть в ЦАМО — Центральном архиве министерства обороны. О других ничего не известно...

И вот в процессе подготовки статьи выясняем, что на самом деле экипаж состоял из четырех человек. Двое погибли сразу, один умер, когда командир экипажа, оставшийся в живых, не смог дотащить его до села, расположенного там же, недалеко от места падения.

И если мы знаем, что в одной могиле покоятся Дмитрий Анисимов и Иван Обухов, то имена командира экипажа и второго пилота нигде не значатся: ни в архивах, ни в списках полка... И спросить некого: архивы будут рассекречены не ранее чем через полгода и торопить тут неуместно. Это нам объяснили... Как объяснили и то, что летчика вряд ли расстреляли: разбирались тогда, как полагается. А авиаторы были элитой армии, и не так уж много этой элиты было в 43-м...

Так уж складывается наша

Здесь покоятся летчики разбившегося самолета., авиация, ВОВ
Александр ПлотниковЗдесь покоятся летчики разбившегося самолета.

редакционная традиция: мы находим бойцов, могилы, о которых никто не знал, ищем историю захоронений и в День Победы едем на возложение венков. Как бы далеко ни пришлось. И вот тут нам не повезло: погоды нынче стоят такие, что добраться на верхние поляны Стрижамента оказалось едва ли возможным... Как только крутая и не асфальтированная дорога подсохла, мы отправились туда...

Все, как всегда, если не считать буйного цветения всевозможных растений. С дороги шагу не сделаешь: травы и цветы буквально обвивают ноги, и в этом плену нужно как-то подойти к памятникам... Все на месте: воронка от падения большого самолета не заросла вообще...

Наш венок буквально закрыл собой памятник. Сюда бы крыло от самолета: надо будет в аэропорту спросить, может, дадут? Закрепляем венок: сильный ветер буквально сносит с ног. Ветер не резкий, а такой... Теплый и ласковый. Говорят, что именно поэтому гора названа Стрижаментом. А я думаю, что есть тут некое русское лукавство - неподалеку тянется редут: стена крепости, называемая когда-то ретрашементом. Ну и сложилось в русском языке два названия: русское и французское — ветер так и стрижет, и крепость - рештрашемент. Стрижамент. Так же, как и колодец, из которого наша верная проводница, завуч местной школы Татьяна Николаевна Гребнева, носила в далеком детстве воду для домашней скотины, - Шпитальный. Был Гошпитальный, стал «укороченным». Госпиталь когда-то, в 18-м веке, был при крепости.

Там же, в реликтовых лесах, затерялось старинное казачье кладбище. Оно уже не вызывает священного трепета или боязни: суровые кресты из камня-ракушечника обросли мхом. И вросли в землю, как стражи... До сих пор жители станицы Новоекатериновской, что притулилась к склону горы, случается, просят похоронить их на том самом, казачьем... Но проехать теперь в это священное место невозможно: заказник ставит кордоны и шлагбаумы. Последняя надпись на кресте гласит о том, что на этом месте покоится род казаков Степановых.


Вообще, Стрижамент, пусть меня простят ученые, место мистическое. Вот смотрите: наши летчики погибли, когда на гору опустился страшный туман: его помнят те, кто остался в живых, и те, кому родители рассказали. В 1957 году - такая же трагедия. И с таким же самолетом! ЛИ-2 летел из Ташкента почтовым рейсом. На борту было 15 человек. Туман, самолет теряет ориентировку, или приборы отказали, и борт врезается в гору! Погибли все, в том числе ребенок.

Уходим со старинного кладбища., авиация, ВОВ
Александр ПлотниковУходим со старинного кладбища.

Во время войны тут можно было спрятать целое партизанское соединение! Идешь-идешь по горе, и вдруг: бах! Под ногами обрыв метров сто! Откуда? Только что все было мирно, комары кусали... И вот — трещина, нагромождение камней, нереально высокие и неохватные деревья... Фашисты откровенно побаивались тут шастать. А когда появлялись, казалось, что сама гора не хочет их: немецкий обоз при помощи местного населения свалился под обрыв. И ведь они, немцы, так и лежат где-то непогребенные...

Тут же проходили и измученные переходами бойцы 113-й стрелковой бригады. Бригада передвигалась ночью, но как там ночью-то идти? По этой странной горе, где поляна может оборваться перед узкой щелью, где дна не видать...

13 августа 1942 года, за сутки до пересечения шоссе Армавир - Невинномысск, бригада вступила в бой с более оснащенными силами фашистов. Наши — на ногах и телегах. Немцы — на «виллисах», танках и с удобствами. Бой был тяжелым... Советские солдаты подбили несколько танков, захватили «виллисы», перебили и разогнали оставшихся в живых немцев. В этом же бою был ранен в обе ноги капитан Борис Колосов. Вскоре Борис Петрович скончался. Его могила, за которой так же любовно и тщательно следят станичники, ученики единственной школы, тут же, на Стрижаменте. Они-то и нашли сына Бориса Колосова. Он приезжал на могилу отца, плакал, конечно... Потомки капитана теперь точно знают, где лежит их героический предок.

Время идет. Мы наконец подходим к могиле неизвестного солдата. И тут, по русскому обычаю, сообщаем ему, что он больше не неизвестный! Мы знаем, что он — второй пилот разбившегося самолета. И осталось найти его имя. В каком-нибудь закрытом архиве оно есть. И мы найдем... А пока — спи спокойно, сын Родины, да и нам уж в сыновья годишься. Спи, сынок...

Обратная дорога среди белоснежного облака ромашек убегает под колеса автомобиля. Красота: мы то и дело просим остановиться. Ну не видели мы таких цветов там, внизу! Провожают нас две могилы, старое казачье кладбище, почему-то исчезнувшая станица: о ней напоминают маленькие холмики — тут были дома... В гигантском вольере покачивают нам вслед рогами прекрасные олени, непуганые зайцы столбиками стоят в траве, стригут ушками. Там, вдалеке, говорит нам «до свидания!» крепость. И мы знаем, что еще вернемся.

За помощь в подготовке материала благодарю школьного завуча по воспитательной работе и жительницу станицы Новоекатериновской Татьяну Гребневу, егерей, сопровождавших нас и в первую, и во вторую поездку, за их помощь. Благодарю водителя редакции Владимира Шнайдера и, конечно, нашего фотокорреспондента Александра Плотникова.

авиация, ВОВ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов