В свете огненной зари

Елена Павлова

Александр Филипенко – поэт, композитор, исполнитель - за сольный альбом «За Родину!» награжден специальным дипломом I конкурса на соискание премии Министерства обороны РФ в области культуры и искусства

Радость и горечь победы

Где бы ни выступал Александр Филипенко: в больших залах или на маленьких заставах в горном ущелье – и сколько бы ни пел, зрители всегда просят исполнить «На Кавказе служба нелегка», «Жена офицера», «Сводный отряд ОМОН», «Мои друзья – офицеры России», «Русские богатыри»:

Как бывало в старину

Уходили на войну

В свете огненной зари.

За Россию за народ

Шли на ворога в поход

Русские богатыри.

… Богатырям, воинам, защитникам Отечества посвящает полковник Филипенко свое творчество. Они – его герои, они – его главные и благодарные слушатели.

Герой сегодняшнего рассказа не раз становился лауреатом всероссийских и международных конкурсов, он участник фестивалей армейской песни «За веру, за Отчизну, за любовь», «Виват, Победа!», «Эхо войны», «Солдатский конверт», «Пограничная весна». Всего и не перечислишь. Но официальное признание жюри конкурса Министерства обороны РФ для него, конечно, очень значимо. Во-первых, этот конкурс первый. Почетен сам факт участия в таком почине. Во-вторых, лауреатами тут стали люди-легенды: Даниил Гранин, Людмила Чурсина, Валерий Гергиев, Александра Пахмутова, Николай Добронравов… В такой «компании» диплом «за высокий профессиональный уровень работ» - это победа. Тем более - в номинации «Музыкальное искусство», где звание лауреата было присуждено художественному руководителю Академического ансамбля песни и пляски имени Александрова генерал-лейтенанту Валерию Халилову (посмертно).

Так что радость победы смешана с горечью…

Александр Иванович говорит, что декабрьская катастрофа над Черным морем для него стала личной трагедией. За два года, которые полковник Филипенко проработал в Москве – в Центральном Доме Российской армии, ему не раз доводилось выступать вместе с «александровцами» в одних концертах, бывать в одних поездках. Песни Филипенко были в репертуаре концертных групп ансамбля. Они и позже общались, когда Александр Иванович уже вернулся в Ставрополь. Ребята даже пошли ему навстречу, когда тот в своей песне «Не буди меня три дня» вдруг «услышал» хор… – в припеве перед самым финалом. …

Всего один раз – в четырех строках - звучит в песне хор имени Александрова:

В поле шепчется ковыль,

И дождем прибита пыль.

А на тяжком сердце – рвы,

Горек вкус полынь-травы…

…И потом как-то особенно обостренно воспринимается горечь финальных слов:

Так никто и не узнал,

Как держали перевал

Нашей роты пацаны

На проталинах весны…

Александр Иванович говорит, что эта песня – образ, в ней нет адресации на конкретные события и факты. Точнее – таких фактов, когда «нашей роты пацаны» стояли до последнего солдата, было много…

… Сейчас, после авиакатастрофы с ансамблем, песня словно вобрала в себя боль и этой невосполнимой потери. Она будет звучать в творческом вечере Александра Филипенко, который состоится 29 апреля в Ставропольском театре драмы.

Он посвящен присвоению Александру Филипенко почетного звания «Заслуженный работник культуры РФ» и 20-летию его творческой деятельности в Ставрополе. А название у него емкое и лаконичное – «За Родину!». Под этим же названием вышел его новый диск. Готовится к изданию книга. Так что для написания этого материала было много информационных поводов.

Родина – это люди

… Все-таки это будет нечто большее, чем просто творческий вечер. Таково уж свойство патриотической песни – она не укладывается в заданные рамки и определения. Тут ведь столько судеб сошлось: от судьбы человека до судьбы Отечества… А в них – история русского солдата и русского офицерства, преемственность подвига…

«За Родину!» - это звучащий в песнях рассказ автора о судьбе своего поколения. У нынешних пятидесятилетних детство выпало, как теперь выясняется, на самый безоблачный период нашей истории. А потом их на прочность испытывали войны…

Но все-таки Родина – это очень личное. Она начинается с детства. Вот и альбом «За Родину!», который Александр Филипенко готовил к 70-летию Великой Победы, он посвятил памяти своего отца-фронтовика. Его фото и награды – на самом видном месте в рабочем кабинете Александра Ивановича.

Кстати, даже военную специальность в свое время Александр Филипенко по примеру отца определил. Тот артиллеристом в войну был. Воевал под Кенигсбергом. Там тяжелейшие бои в 1945-м шли…

Санька отцом своим с детства гордился. Всегда хотел быть похожим на него. Благо в родном Тбилиси было высшее артиллеристское командное училище. Его он и окончил в 1980-м. И оказался в Монголии... Первая должность — командир минометного взвода. Однако молодого лейтенанта вскоре заприметили политработники — отметили его способности организовать и увлечь бойцов. И Филипенко «пошел» по комсомольской линии. Но комсорг отдельного разведбатальона ГРУ — местечко отнюдь не «тепленькое». Тут он и первые прыжки с парашютом совершил, и прошел «обкатку полем», когда группа выполняла задачи на удалении от основного подразделения. По трое суток подчас приходилось без еды обходиться, и каждый глоток воды был на счету. Пустыня Гоби все-таки...

Однако в расположении части был гарнизонный офицерский клуб, где Александр Филипенко в полной мере проявил свои организаторские и творческие способности. Начальник клуба майор Зыков изрек тогда пророческое: «Вижу я в тебе, Саша, будущего начальника Дома офицеров»... Сбылось. Через шесть лет после того разговора стал Александр Филипенко начальником Дома офицеров Ленинаканского гарнизона, а уж много позже — в 201-м — и Ставропольского...

… Но до Ставрополя еще много чего было. Была служба в Закавказье на самой границе с Ираном под началом легендарного комдива Льва Рохлина. Это потом, в 90-х, генерал Рохлин будет главой думского комитета по обороне, займет непримиримую позицию по отношению к политике Ельцина и «семьи» и на пике политической конфронтации погибнет на даче якобы от руки собственной жены... А в середине 80-х тогда еще полковник Рохлин вовсе не думал о политике. В Закавказье он прибыл прямо из Афгана. В части комдива боялись, суров был «Батя», но справедлив, очень жесткий, но не жестокий. За любое нарушение дисциплины «разметал» подчиненных в пух и прах, но мог и похвалить — совершенно неожиданно. Однажды опоздавшему на построение Филипенко, когда тот ждал, что над ним сейчас разверзнутся небесные своды, комдив перед строем объявил благодарность... Не за опоздание, конечно, а за работу, которая накануне действительно потребовала много сил и бессонной ночи... Нет, не считал суровый комдив своих подчиненных оловянными солдатиками. Даже устраивая разнос, не унижал — обращался к чувствам совести и долга. Когда наши войска выводили из Афганистана, в воинские части Союза стали прибывать шурави. В дивизию Рохлина прибыло сразу человек двести. Их, конечно, распределили по разным полкам и батальонам, но парни все равно устроили новым сослуживцам «веселую жизнь». «Деды», да еще — прямо с войны. Узнавший о фактах «дедовщины» Рохлин говорил с нарушителями сам. Он собрал их в клубе и грохотал своим командным голосом:

- Вы что творите? Вы — шурави, у которых на груди — боевые награды! Я рассчитывал на вас! На вашу помощь! А вы с младшими товарищами решили воевать? С кем — с птенцами-первогодками, которые пороху не нюхали!..

И ведь проняло «дедов», усовестились. Одним махом и доходчивым солдатским словом истребил комдив неуставные отношения в своей части.

А в обыденной жизни Лев Рохлин и вовсе не был страшным или суровым. С Александром Филипенко они жили в соседних подъездах, здоровались за руку, дружили их жены, играли вместе дети...

Рохлин и там, в части, и впоследствии в Думе не был паркетным генералом. Он всегда оставался боевым офицером. Таких много встретилось Александру Филипенко на его жизненном и творческом пути. Им, офицерам России, которые «служат не за кресты», он посвятил одну из лучших своих песен...

Песни уходят в бой

Конечно, так было, наверное, предрешено, чтобы главным оружием в жизни и работе Александра Филипенко в результате стала гитара. А потом — синтезатор, компьютер. Конечно, он и сам к этому готовился. К военному образованию добавилось гуманитарное — Краснодарский институт культуры. И все-таки основное он постигал сам. С фортепиано у него с детства отношения не сложились. Музыкальную школу он бросил. А вот с гитарой как-то все срослось. Она и военной песне оказалась ближе. Так уж случилось, что из множества увлечений осталось главное, ставшее делом жизни — песня.

В нее полковник Филипенко вкладывает все, что им пережито и перевидено: и разрушенный землетрясением Ленинакан, и бурлящую Нахичевань, где в конце 80-х работали еще не известные никому «оранжевые» технологии... И родной Тбилиси, который, радушный и гостеприимный, как-то очень быстро стал местами даже враждебным... И Чечня. На эту войну Александр Филипенко ездил уже с концертами и уже из Ставрополя.

Квартиру в нашем городе он получил по программе предоставления жилья военнослужащим, проходившим службу в Закавказье. Тогда, когда стояла необходимость просто увозить семью из Тбилиси, было не до выбора. А сейчас он рад, что стал ставропольцем. Первый выход на ставропольскую сцену у него состоялся 15 февраля 1997 года — пригласили «афганцы». С тех пор он - участник всех концертов патриотической направленности. А уж количество концертов, данных в воинских частях, на погранзаствах, посчитать просто невозможно.

И все-таки некоторые врезались в память — как кадры кинохроники. Помнится, как прямо с концерта поднималась и уходила на боевое задание разведрота. Как потом выяснялось — уходила в бой. И вернулись не все. Вспоминается Александру Ивановичу и его «ангел-хранитель» в одной из командировок - разведчик Миша Батов. Он обеспечивал безопасность артиста. Вот Михаил на снимке за спиной Филипенко — с автоматом.. Через день после возвращения домой полковник Филипенко увидел Мишку по телевизору, раненого, но слава Богу — живого. Нашел по телефону во Владикавказском госпитале. И наверное, самой дорогой наградой были слова парня:

- Мы с вашими песнями шли в бой!

Вспоминаются вертолетчики, которые после полета спокойно и деловито считали дырки от пуль в фюзеляже. Интересно, что пассажиры тогда даже не поняли, что вертолет обстреляли с земли... Запомнился и начштаба авиаполка Виктор Иванович, с которым Филипенко однажды летел из Тусхороя. Палатки Аргунского погранотряда «рассыпаны» по покатой горе, на которую постоянно нахлобучена шапка из облаков. Взлететь оттуда в запланированное время и так большая удача. Обычно не до фигур высшего пилотажа. А тут вертолет оторвался от горы, накренился на бок и камнем пошел вниз... Дух перехватило без всяких метафор. А пилот потом интересовался, лукаво прищурясь: «Как я вас прокатил?»... Хорошие ребята, эти пилоты, настоящие асы... И служат тоже — не ради наград.

Жизнь летит стремительно. Чеченская война уже, слава Богу, стала историей, а песни, которые звучали тогда, актуальны и сейчас. Их просили исполнить и на российских военных базах в Абхазии и Южной Осетии, и в горных дивизиях, во всех воинских частях, где побывал с концертами Александр Филипенко. Одно из самых запоминающихся «турне» состоялось в начале 2014-го — по частям и соединениям, обеспечивающим безопасность Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. Условия были походные — выступали в ущельях на горных блокпостах и заставах, на морских причалах у Черного моря. Но настрой был потрясающий...

А потом, конечно, очень хотелось выступить в Крыму. И очень значимо для Александра Филипенко, что выписка из Указа Президента России о присвоении почетного звания заслуженного работника культуры и удостоверение с нагрудным знаком ему были вручены в городе русской воинской славы Севастополе.

А 29 апреля вместе с Александром Филипенко для ставропольских зрителей будут петь и его друзья: ансамбль песни и пляски «Пограничник Кавказа» и группа «Форпост» Военного университета Министерства обороны РФ.

Елена ПАВЛОВА

Фото из архива Александра ФИЛИПЕНКО

 

Ставрополь, культура

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов